Время реалистичных антигероев

Ну, если вы уж так сильно хотите - то вот вам прогноз, тут всё элементарно. Победит либо Лупу - по результатам ресурсной победы в условиях полного превосходства продвигающей его группы, либо Додон, которому позволят победить на договорняке, в обмен на российские преференции. Никаких сюрпризов не ожидается - ну, разве что астероид прилетит из космоса, и смешает все карты.

Умеренный прогресс в рамках закона, в ожидании явления граждан

Мне нечего написать о выборах президента как таковых: о кандидатах, об их программах, их достоинствах и недостатках. Я не хочуобсуждать, кто из них лучше, а кто хуже. На мой взгляд это просто неинтересно. Но сами выборы - как часть процессов, происходящих в Молдове, несомненно, могут быть темой для разговора.

Почему мы никак не построим сарай под названием "Молдова" ?

Начну с того, что на мой взгляд, голосовать на этих выборах, как это ни прискорбно,не за кого и не за что. Во-первых, среди 23 кандидатов нет ни одного, о ком можно было бы сказать - вот он, президент Молдовы. Гарант Конституции, понимающий всю меру ответственности, лежащей на нём. При всём, скажем так, прохладном отношении, сложившемся к Николае Тимофти, любой из 23 кандидатов в качестве президента смотрится, как минимум, не лучше, чем он. Абсолютное большинство из 23 кандидатур смотрится хуже. И, если бы Тимофти выдвинулся, то я, наверное, проголосовал бы за него...впрочем, он, полагаю, не прошел бы.  Потому ,что большинство избирателей выстроило в воображении совершенно иной образ президента. Забегая немного вперед, скажу, что он связан с п.8 перечня, приведенного ниже, и что реальный президент Молдовы, в рамках своих конституционных полномочий, не может соответствовать этому образу в принципе.

Во-вторых, президентские выборы абсолютно лишены позитивной интриги. По сути, все кандидаты предлагают нам различные варианты "вчера", только одни делают это прямо, а другие - в завуалированной форме. Они делают это не то, чтобы со зла, а, скорее, вынужденно, поскольку и сами они - тени вчерашнего дня, и мыслят исключительно четвертой свежести категориями.  Для оживления этих, прямо скажем, очень скучных, и лишенных конкретики программ, часть кандидатов, в качестве острой приправы, использует нападки на ЕС и условный Запад, а в качестве сладкого - рассказы, о том, как нам будет хорошо в объятиях России. Их оппоненты, использующие противоположный вариант, когда в качестве сладкого предлагается ЕС, от жесткой критики России всё-таки воздерживаются - я чуть позднее поясню, почему это так. Иными словами, разговор о наших внутренних проблемах подменяется геополитическими рассуждениями столь любимого со времен СССР "мирового масштаба", позволяющего надежно дистанцироваться от любых реальных дел. Всё происходит ровно так же, как в бессмертном анекдоте про колхозников, столкнувшихся с отсутствием досок и гвоздей для сооружения крайне необходимого им сарая, и вынужденных по этой причине вести борьбу за мир во всём мире и за мировую коммунистическую революцию. Увы, ни то ни другое, при всей их пафосности, не смогли заменить им сарай, и последствия оказались печальными. Но, даже впав в полную нищету, и окончательно развалив колхоз, колхозники, за неимением других вариантов, продолжали свою всемирно-историческую борьбу.

Так вот, мы тоже никак не начнем строить свой собственный сарай, а лишь подбираем разного рода геополитический мусор, совершенно нам ненужный. Почему так происходит и как нам выйти из этого порочного круга?

Прежде всего, нужно понять, кто мы в действительности есть. Мы - примитивное общество, возникшее в ходе развала империи, и, в силу неизбежного отката, порожденного таким развалом, построенное на догосударственных, родоплеменных отношениях. Эти отношения, и то, как они соотносятся с развитым обществом, неплохо показаны в саге Копполы про Крестного отца. Родоплеменные кланы разъедают здоровое общество как кислота металл, а здоровое общество, вышедшее из родоплеменных отношений, загоняет эти кланы в изоляцию, справедливо видя в них опасность для себя.

Мы не первые, и, вероятно, не последние, кто проходит такой этап в своём развитии. Американский социолог Эдвард Банфилд в 1955 году изучал жизнь городка Чиаромонте на юге Италии, в провинции Базаликата  - именно как пример отсталого, патриархального общества. Нравственные законы такого общества, сформулированные по итогам исследования, выглядят так:

  1. Никто не будет продвигать интересы группы или сообщества, если это не выгодно ему лично.
  2. Только должностные лица будут думать об общественных делах, потому что только им платят за это. Для частного лица серьёзный интерес к общественным проблемам будет ненормальным или даже недостойным.
  3. На поведение чиновников мало сдержек, так как создание этих сдержек является делом только других чиновников.
  4. Совместные действия будет сложно организовать и поддерживать. Побуждения, которые нужны для создания организаций, неэгоистичны и нематериальны. Кроме того, условием организации является высокая степень доверия её членов друг к другу и лояльность к организации.
  5. Руководители организаций не будут вкладываться больше, чем нужно для сохранения их постов или (если это возможно) продвижения. Сходным образом, профессионалы и образованные люди не будут ощущать призвания или миссии. В реальности официальные должности и специальная подготовка будут рассматриваться как оружие против других.
  6. Закон будет нарушаться, когда нет риска наказания. Люди не будут вступать в соглашения, которые зависят от работы правоохранительной системы, если только не будет вероятным, что закон будет применён, а издержки этого не слишком велики.
  7. Чиновник будет брать взятки, когда это возможно. Вне зависимости от того, берет или не берёт, все будут считать, что он берёт.
  8. Слабый будет предпочитать режим, который будет поддерживать порядок при помощи сильной руки.
  9. Заявление любого, что он мотивирован общественной, а не его личной выгодой, воспринимается как обман.
  10. Нет связи между абстрактными политическими принципами и конкретным поведением в обычной жизни.
  11. Нет лидеров и нет последователей. Никто не будет продвигать дело и убеждать людей (если это не в частном интересе), и если бы кто-то предложил лидерство, люди отвергнут его из недоверия.
  12. Избирательный бюллетень будет использован для материального краткосрочного выигрыша.
  13. Улучшения в обществе будут цениться человеком только тогда, когда выигрывает он и его близкие. Он будет голосовать против улучшений, которые не приносят пользу ему лично, так как он оценивает свою жизнь в сравнении с соседями.
  14. Избиратель не обращает внимания на обещания партий. Он будет голосовать за тех, кто уже предоставил некоторую выгоду, а не тех, кто только обещает.
  15. Предполагается, что любая властная группа эгоистична и коррумпирована.
  16. Несмотря на готовность продавать голоса, политические организации не развиты. Причины таковы: (а) голосование тайное и избирателю нельзя доверять; (б) не будет достаточных материальных выгод, чтобы политорганизации окупались; (в) по приведённым ранее причинам сложно создать любую организацию.
  17. Партийные работники будут предлагать свои услуги тем, кто больше заплатит. Их склонность менять членство объясняет неожиданные скачки в результатах партий на выборах

Знакомо, не правда ли? Точь-в-точь о нас. Внимательно перечитайте все пункты, один за другим. Подумайте, способно ли такое общество что-либо создать для общей пользы?

Очевидно, нет, не способно. Включая даже сарай. Доски, гвозди и инструменты будут неизбежно разворованы, а постройка сколочена кое-как, лишь бы формально отчитаться. 

Закрепление пройденного: В том, что плитка, уложенная в  центре Кишинева, неизбежно и регулярно проваливается куда-то к центру Земли уже через полгода после её укладки , вы считаете виновным в исключительно Дорина Киртоаку? И даже не допускаете мысли о причастности к этому ещё  и исполнителей-плиточников?

Да, и ещё. Обитатели такого социума зачастую искренне верят, что ровно такие же жизненные принципы исповедует и весь окружающий мир. Так вот, это неверно. Развитое общество построено на совсем других принципах.

Что такое "президент Молдовы"?

Но есть и хорошая новость.  Исход нынешних выборов большого значения не имеет. Поскольку в рамках нынешнего распределения полномочий, закрепленного в конституции, должность президента Молдовы маловлиятельна, и перенос выборов из парламента на общенародный уровень ничего в плане полномочий не изменил. А значит, эти выборы можно до некоторой степени рассматривать как тренировочные.

Тем не менее, за должность идет какая-никакая борьба, поскольку кое-какие полномочия всё-таки есть. Но в основном эти выборы - повод попиариться.  Пообличать "преступный режим" и покричать о том, что кандидату имярек нет альтернативы. Альтернативы же действительно нет, поскольку эффект от избрания любого из кандидатов будет абсолютно одинаковым.

Иными словами, нам предлагают пустышку. Много лет популисты с уличных трибун требовали "вернуть выборы президента народу" - и толпа одобрительно шумела. И вот выборы вернули, причем без всяких революций и баррикад, вообще без борьбы, тихим голосованием Конституционного суда. Просили права выбирать президента? Ну, нате вам его. Не жалко - забирайте. И даже интересно - что вы с этим правом будете делать?

А ведь и правда - что? Мне, кстати, тоже интересно.

Закрепление пройденного: Если новоизбранный президент Молдовы (неважно, кто это будет) бросит всё, и уйдет от нас в другое измерение (в загул, во внеплановый отпуск, в мир иной, на курорт в Египет)  никого не предупредив об этом, то на какой примерно день будет замечено его отсутствие на рабочем месте?И какие последствия будет иметь его исчезновение?

Кто может быть выдвинут в президенты?

Выдвинуться в президенты может каждый, кто сумеет собрать не менее 15 тысяч подписей граждан страны в свою поддержку. На эту процедуру отводится месяц. С 1 октября стартует агитация.

Для человека с улицы собрать 15 тысяч подписей нереально. Нужна структура - какая-то уже существующая организация. Пункты 1,2, 4, 9 и 11 исключают существование любых по-настоящему работоспособных организаций, за исключением бизнес-групп, контролируемых олигархами. Профессиональные партийные функционеры существуют в Молдове исключительно в роли наёмных специалистов - либо уже нанятых, либо находящихся в поиске ангажемента. Гражданских активистов, достаточно влиятельных, чтобы оказывать заметное воздействие на ход политических процессов в стране несуществует, как опции.

Понятно, что популярный в последнее лозунг "долой олигархов" используется олигархами же - менее публичными олигархами, скрытыми за фигурами наемных фронтменовпротив более известных, не имеющих возможности уйти в тень. Никаких иных политических игроков помимо олигархов в Молдове нет. Таким образом, все кандидаты так или иначе связаны с кем-либо из олигархов, зависят от его поддержки, и, как следствие, неизбежно представляют его интересы.

Кто может победить на выборах?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, как вообще проходят любые выборы в Молдове. Это - трехступенчатый процесс.  Во-первых, по результатам подковерных переговоров, формируются команды спонсоров, для совместного продвижения своих кандидатов на выборную должность - с целью защиты ими на этой должности спонсорских интересов.  Тогда же определяются и персоналии кандидатов. На этом этапе активно работают и команды профессиональных политиков, и отдельные политики, продающие свои услуги в качестве такой продвигаемой фигуры или партийного списка из многих фигур, в обмен на обязательства в случае избрания работать в интересах спонсора.  См. п.п. 10 и 17.

Во-вторых, это собственно выборы: каждая из сформированных таким образом рабочих групп будет побуждать избирателей проголосовать за её кандидата - используя п.п. 8, 12, 13, 14. Всем им приходится преодолевать инерцию п.п. 2, 4, 9, 15 - а, следовательно, им нужно оправдывать ожидания по п.п. 8 и 13, и вкладываться в п.п. 12 и 14. Это среди прочего означает, что фактически второй этап начинается намного раньше официального старта избирательной кампании.

И, наконец, третье: победители подсчитывают выигрыши, проигравшие проигрыши. В рамках новой конфигурации распределения выборной власти происходит перераспределение доступа к государственным ресурсам. См.п.п. 3 и 6. Граждане в это процесс уже не включены и не влияют ни на что до следующих выборов - их второго этапа. Память у граждан короткая так что даже в самой сложной ситуации самая ранняя подготовка к новым выборам начнется не раньше, чем за год до них - см. п.п. 1-7.

Очевидно, что обороняющиеся - то есть, те, кто расставил своих людей на ключевых постах на прошлых выборах будут использовать деньги и админресурс, а наступающие - деньги и внутреннюю агитацию в рядах функционеров противника, обещая им место под административным солнцем в случае своей победы в обмен на лояльность или хотя бы относительный нейтралитет в ходе предвыборной борьбы. Очевидно и то, что побеждает самая денежная и самая ресурсная команда. В нашем случае эта команда известна - и можно уверенно сказать, что ресурсов для победы у неё хватит при любом раскладе. Но, опять-таки, именно в нашем случае есть и некоторый элемент непредсказуемости. Учитывая незначительность полномочий и одновременно высокий формальный статус президента Молдовы победа может быть сознательно отдана другой команде, имеющей хорошие связи в России, в обмен на какие-либо преференции для Молдовы с российской стороны. Да, если что - бельцкий примар-фрилансер и его протеже в гарантированном пролете. Им просто нечего предложить в таком торге, и речь не о них. Впрочем, я кажется не собирался делать предвыборные прогнозы. Но вот, как-то само собой получилось...

Влияют ли Россия, ЕС или США на исход выборов в Молдове

Россия - тоже примитивное общество, и 17 пунктов Банфилда действуют там так же непреложно, как и в Молдове. И  тамошние политтехнологи тоже строят свою работу, опираясь на них. Как следствие, абсолютное большинство населения позитивно воспринимает российскую пропаганду - даже в том случае, если она не направлена на них специально. Но было бы глупо и нерационально не использовать такой действенный инструмент целенаправленно - и на территории Молдовы активно работают клоны российских СМИ, а также широко используются российские пропагандистские наработки. Они тут востребованы и популярны -именно потому, что заточены под примитивное общество.

Есть ли смысл в таком обществе агитировать на выборах, опираясь на европейские ценности?  Ответ будет скорее отрицательным. В таком обществе с европейскими лозунгами просто не к кому адресоваться.  Проевропейская агитация может быть успешна только в очень узких нишах. Например, среди тех, кто по разным причинам видит в России своего врага. Но хотя неуклюжая и агрессивная российская политика сильно умножила за последние годы эту группу населения, она всё равно остается меньшинством. Причём, даже в этой группе большая её часть по своему ценностному набору относится к тому же примитивному обществу,  описанному Банфилдом, и исповедует те же 17 принципов. Интеграцию с ЕС эти люди воспринимают как разновидность карго-культа, с помощью которого можно заслужить милость Бога Брюсселя, более милостивого и перспективного, чем Бог Москвы. Такие "европейцы" не в силах понять, что реальная европеизация - это длинная цепочка осознанных социальных изменений, приводящих к отказу от нравственных установок сформулированных Банфилдом. Что достижима она только путем консолидации граждан. И, наконец, что жизнь при этом должна улучшиться в результате самих этих изменений, независимо от любого стороннего вознаграждения.

Таким образом, Россия неизбежно влияет на выборы в Молдове уже тем, что она большая, имеет сохранившиеся со времен СССР связи с Молдовой, а её СМИ - ресурсны и заинтересованы в информационных рынках соседних стран - а на этих рынках, в свою очередь, на них есть стойкий спрос. И, самое главное, то, что российское  общество такое же примитивное, как и молдавское. Как следствие, оно находится с молдавским, в общем-то, на одной волне. Вывести Молдову с этой общей волны может только очень сильная встряска. Такая, к примеру, как в Украине, против которой Россия начала интервенцию. Пока этого нет, влияние России будет сохраняться.

Да, помимо всего этого, в числе реальных участников выборов есть олигархи, чьи интересы связаны с Россией, и которые заинтересованы в усилении в Молдове российского влияния. Но если бы даже такие игроки были каким-то образом изъяты из участия в выборах, а российские СМИ изгнаны с молдавского информационного рынка, Россия всё равно влияла бы на исход любых молдавских выборов, одним только фактом своего существования и общностью социального устройства.

Что касается влияния развитых стран: стран ЕС и США, то влиять на выборы в Молдове им крайне сложно. В Молдове нет сколь-нибудь значительной социальной базы, с которой эти страны могли бы вступить в диалог, исходя из общих ценностей и принципов. И даже выделив Молдове финансовые транши "на развитие гражданского общества" они сталкиваются с тем, что эти деньги просто-напросто некому отдать для целевого использования. Они либо останутся неиспользованными, либо будут разворованы.   

Кроме того, развиты страны вынуждены дистанцироваться от примитивных обществ. Это необходимо по той причине, что граждане живущие "по Банфилду» разрушительны для них, и склонны образовывать сообщества, живущие по тем же принципам. Большая часть из которых с точки зрения развитых обществ является уголовно наказуемой, а живущие по таки принципам сообщества, как следствие, рассматриваются как ОПГ.

Закрепление пройденного: Какие именно из 17нравственных законов примитивного общества, сформулированных Банфилдом, наиболее надежно обеспечат нецелевое использование средств выделяемых гражданским активистам?  Может ли быть эффективным целевое использование этих средств, в обществе, построенном на этих принципах, и если нет - то почему?

Можем ли мы ли уйти от геополитических лозунгов?

Очевидно, нет. Примитивность общества обуславливает его однородность.  Любая конструктивная и честная программа будет менее привлекательна, чем набор популистских лозунгов, а варианты привлекательных лозунгов тоже крайне ограничены - см. п.п. 1,7,9,10,11. Как следствие, все соперники выходят на выборы, по сути, с программами-близнецами. Им сложно консолидировать вокруг себя электорат. Война компроматов также не особенно эффективна, поскольку практически никакие правонарушения не осуждаются обществом по-настоящему жестко и однозначно - см. п.п. 6 и 15. Несколько размыть этот барьер можно при помощи п.п. 13 и 14, но лишь до некоторой степени.

Кроме того, такое общество, по большому счету, и не хочет меняться.  Поскольку все его члены убеждены, что "17 пунктов" являются общемировым стандартом, то есть "все врут", "все воруют", всё приходят в политику исключительно с корыстными целями и все, по большому счету, ровно настолько же асоциальны, как и они сами, то любая программа, содержащая пункты, требующие отказа от таких жизненных принципов, будет воспринята ими как попытка грубого обмана. А без пересмотра этих принципов никакая модернизация невозможна. Возможно только перераспределение власти между группами олигархов в уже существующей системе, что и маскируется антиевропейской фразеологией. Почему именно антиевропейской? Потому, что только такая фразеология и понятна жителям примитивных общин, а радикализация сознания масс и порождаемый им высоких градус ненависти в обществе прививает в нём пренебрежение к демократическим ценностям и гражданскому диалогу. Это выгодно всем политическим игрокам-олигархам, которые не желают менять ситуацию - а таких, в настоящее время, большинство. Антидемократическая прививка даёт дополнительные гарантии против возникновения в обществе групп, способных к самоорганизации и гражданской активности.

Проевропейский дискурс в обществе большой популярностью не пользуется. Выше уже было подробно объяснено, почему это так. Поэтому, все возражения сводятся к тому, что Россия, как нынешний мировой центр, ресурсный и идеологический, "общества 17 принципов" агрессивна и враждебна к культуре, языку и любым самостоятельности народов, ранее проживавших в границах СССР и советского блока. В принципе, это верно - но является частностью, вторичной по отношению к проблеме, сформулированной Банфилдом. Дискуссия же немедленно заходит в тупик, сводясь к взаимным обвинениям и контробвинениям, сводящимся к классическому, советскому  "а у вас негров вешают" (варианты - "а вы сами агрессоры", "а кто бомбил Югославию [Ирак, Ливию и т.д.]", "а в Европе пидарасы по улицам ходят", " куда девались американские индейцы" ) - то есть к устойчивым пропагандистским штампам, внедряемым в сознание на протяжении многих поколений, с единственной целью сделать "общество 17 принципов" вечным и незыблемым.  И, поскольку игра идет по правилам, созданным именно для сохранения такого общества, то такие дискуссии, в целом, только укрепляют его. Правда, они одновременно и выделяют из него людей, которые начали сомневаться в незыблемости "17 принципов". Но и эти люди на 90% тоже продукт этого общества. Им чрезвычайно трудно, почти невозможно эффективно объединиться. И их сравнительно мало - а значит, что даже если объединиться им всё-таки удастся,  их идеи и лозунги по большей части останутся гласом вопиющего в пустыне. Они никогда не получат массовой поддержки и будут вынуждены либо сдаться, либо обратиться к понятным для большинства призывам.

Как мы можем перерасти это состояние? И начать строить свой сарай жизнь в стране, не вступая в ненужные геополитические дискуссии

Ситуация кажется безысходной. Но мы, повторю, не первые, кто переживает такой период. И демократия - с её ценностным набором - в предшествующих нам по времени случаях как-то всё-таки возникала.  Остается понять, как из автократии развивается демократия. Здесь нам придется сделать небольшой исторический экскурс.

Ядро современной мировой демократической системы, мало-помалу расширяющей своё влияние на весь мир, возникло в Англии в ходе Славной революции 1689 года. Возникло оно так: противоречия между олигархами переросли в гражданские войны, которые не смогли выявить победителей. После Кромвеля ни одна из сторон не имела сил для полной победы над остальными претендентами. Наилучшим выходом стал инструмент постоянного поиска консенсуса в виде установления власти парламента, в который смогли бы войти представители всех реальных сил. Это было ещё очень далеко от нынешнего уровня личных прав, к которому Европа шла потом долго и трудно, несколько веков, переживая откаты назад и неудачные социальные эксперименты. В ходе этого пути выяснилось, что отказ от нравственных принципов отсталого общества (а 17 принципов Банфилда, это, по сути, принципы жизни крестьянина, недавно переехавшего в город,и живущего в чуждом, непонятном и враждебном ему окружении) приводит к экономическому подъёму. Как это происходит мы сейчас разбирать не будем, но я писал об этом раньше, в том числе и на ava.md

На нынешней мировой периферии демократия развивается тоже сложно и медленно - но в какой-то момент её "подхватывает" ядро развитых стран. Старт всё тот же, что и в Англии XVII века: всё начинается с того, что между олигархическими группировками возникает равновесие сил, которое не даёт возможности победить ни одной из них, а ограниченность ресурсов не допускает устойчивого и долговременного компромисса. 

Тогда разногласия всплывают на поверхность и их приходится разрешать более или менее публично, и более или менее в рамках писаных законов, которые в обычное время легко обходятся подковерными договоренностями. А тут такое дело - под ковром договориться не удается.  А писанные законы приходилось создавать с оглядкой на это демократическое ядро из развитых стран. Потому, что сотрудничать с ними олигархам было очень выгодно, а более или менее нормальное законодательство - обязательное условие для начала такого сотрудничества.

Когда писанные законы начинают работать, кое-кто из власть и деньги имущих, из продажных судей и полицейских, из коррумпированных чиновников тут же отправляется в тюрьму. Не все, конечно, кто преступал закон. И даже не большинство - потому что нарушали законы все, а пересажать всех невозможно. Но эти посадки создают новый стандарт. Они обозначают линию флажков, заходить за которую раньше было можно, а теперь стало рискованно. И, если компромисс между соперничающими группировками всё-таки складывается, и складывается он на базе писанных законов, то такие риски начинают расти.

То, что я описываю, происходит и в Молдове. Конкретно: в период с 7 апреля 2009 года и до настоящего времени. Процесс не завершен, все сюжеты пока в развитии. До показательных посадок дело дошло с год назад, и они продолжаются и сейчас. Те, кто реально влияют на эти процессы, вовсе не революционеры и не гражданские активисты. Не герои, в общем. Они - реалистичные прагматики, действующие в собственных интересах. Но, при этом, они делают дело, полезное всему обществу - так вот сложилось, чтоих интересы и интересы общества на данном этапе совпали.

А дальше наступает очень тонкий момент: в игру, ставшую более или менее публичной, должны вступить обыватели, ощутившие себя гражданами. А объединятся они пока не умеют. Нужен толчок к объединению, причем, толчок, который встряхнул бы всё общество целиком. В Украине, к примеру, таким толчком стала Революция Достоинства и российская агрессия - но украинское общество было уже готово откликнуться на такой толчок, там уже были гражданские структуры, пусть и слабые.  Был украинский национальный проект. Была готовность включить в этот проект и тех, кто не является этническим украинцем, но готов в него включиться, былаисторическая традиция такого включения, осознаваемая обществом, и, наконец, была ответная готовность к такому включению у некоторой части этнически иного населения. В результате, украинское общество оказалось расколото примерно пополам: половина строит новую систему отношений, изживая в себе "взгляды по Банфилду" - половина держится за старое наследие, всячески стараясь подвести под это хоть какую-то аргументную базу. Половина, к слову - это очень много, налицо большой успех реформ, и те, кто говорит, что "Майдан ничего не дал", просто не понимают сути происходящего. Естественно, это порождает нешуточные напряжения. Конечно, без вмешательства России до полноразмерной войны дело бы не дошло. Но суровое гражданское противостояние в Украине было бы в любом случае - в эпоху социальной перемен без этого не обходится. Ирония же ситуации в том, что втянутые в такое противостояние сторонники старой жизни так или иначе тоже учатся объединяться - и, в итоге, рано или поздно переходят в противоположный лагерь, поскольку их связи со старым,по мере научения самостоятельному гражданскому объединению, слабеют. Впрочем, и в этом переходе тоже есть много подводных камней.

Но то в Украине.  А в Молдове за 25 лет независимости не возникло даже намека на такой культурный проект. Практически всё, включая критику СССР и проевропейскую риторику, базируется на советском культурном контексте. Нет ни нового пантеона героев и образцов поведения, ни нового прочтения истории, всерьёз конкурирующего с советскими мифами. Именно по этой причине - из-за отсутствия опоры для гражданского объединения внутри Молдовы, в ней и набирают популярность идеи опереться на что-либо вне её. Точнее, не на «что-нибудь», а на гражданское общество Румынии, которое в Румынии есть. И - как реакция на такие движения, угрожающие привычному миру "17 принципов Банфилда", появляются лозунги о сближении с Россией, в которых их сторонники видят надежную прививку от "Майдана". То есть - от появления гражданского общества, способного разрушить их привычный жизненный уклад.

Чем всё это закончится, я не знаю. В целом, впечатление от происходящего у меня довольно скверное. Успехов в гражданском строительстве я не наблюдаю, и признаков их наступления в обозримом будущем тоже не вижу. А без "второй волны" снизу, реформы, вынужденно начавшиеся наверху, приведут, в конечном итоге, к появлению нового олигархического консенсуса и к застывании старой ситуации, новой лишь с точки зрения расстановки персоналий.  Похоже, что к этому дело и идет. Нового шанса придется ждать долго, такие ситуации возникают достаточно редко. 

Ценой же упущенного шанса станет то самое экономическое благополучие, которое "обыватель по Банфилду" привык ставить во главу угла. Потому что борьба за гражданские реформы - это, по сути, борьба за право Молдовы покинуть мир сырьевых экономик и неэффективного управления.

Ну, вот, пожалуй, и всё, что я хотел сказать в этот раз.

Что? Какие выборы? Ах, да, выборы... Я, как-то даже и забыл о них. Так что же - вам всё-таки нужен прогноз? Ну, если вы уж так сильно хотите -то вот вам прогноз, тут всё элементарно. Победит либо Лупу - по результатам ресурсной победы в условиях полного превосходства продвигающей его группы, либо Додон, которому позволят победить на договорняке, в обмен на российские преференции. Никаких сюрпризов не ожидается - ну, разве что астероид прилетит из космоса, и смешает все карты. В этом случае - не знаю, как всё будет. А если не прилетит, то всё настолько очевидно, что даже обсуждать это скучно.

Обсудить