Влад Плахотнюк: «До» и «После»

В моем понимании, Координатор - это человек, который вместе с командой решает две основные задачи. Первая: определяет стратегию развития Молдовы. Вторая: мобилизует команду для решения стратегических задач.

Меня иногда спрашивают, почему я сегодня поддерживаю власть. Начну с того, что так было не всегда. Восемь лет нахождения у власти ПКРМ и президента Владимира Воронина я был в оппозиции.   В индивидуальной оппозиции.  Критиковал Партию коммунистов, критиковал Воронина. При этом, говорю это с полной откровенностью, за мной никто «не стоял».

Более того, человек, которого подозревали, что он меня подталкивает к критике коммунистов, речь идет о Петре Лучинском, неоднократно меня убеждал, не делать этого. Уверен, что если бы Владимир Воронин попросил Петра Лучинского помочь ему, поработать на Молдову, тот с радостью бы согласился. Это касается и нынешней власти. Второй президент Молдовы по определению не может быть оппозиционером, так как у него нет стремлений возвращаться во власть. Но при этом сделать что-то для Молдовы ему хотелось бы. Впрочем, уверен, что сказанному не поверил бы в  те времена Воронин, не поверит сегодня нынешняя власть. Почему? Да потому, что у нас редко верят в искреннее желание людей работать на страну. Всегда и во всем ждут подвоха. А жаль, Петр Лучинский с его опытом и связями в зарубежных странах на уровне президентов и экс премьер-министров, а в некоторых государствах и действующих руководителей (Россия, Белоруссия, Казахстан…), мог бы быть полезен Молдове. Не используется также опыт Мирчи Снегура, Василия Тарлева, Валериу Булгарь, Серафима Урекян и других бывших руководителей Молдовы.

Признаюсь, сегодня я жалею, что поспешил сказать «нет», когда премьер-министр Василий Тарлев в 2002 году сделал мне предложение войти в их команду. Возможно, если бы не отказался, то удалось бы убедить коммунистов переименовать партию и перейти от дискредитировавшей себя «коммунистической идеи» к завоевавшей в мире авторитет социал-демократии. Удалось бы также убедить коммунистов на альтернативной основе выбрать нового лидера партии. И не на съезде, а голосами всех членов партии. Не исключено, что удалось бы реализовать некоторые мои предложения в области борьбы с коррупцией и теневой экономикой, по модернизации Молдовы, по реформе госуправления. Не исключаю, что ничего бы и не получилось. Скорее всего и не получилось бы.  Но тогда я мог бы сказать, я делал все что мог и моей вины в том, что ко мне не прислушались, нет.

К чему это я? К тому, что в последние годы вернулся к идее, которую исповедовал еще в период своей преподавательской работы в университете. Мои знания историка давали основания сделать вывод, что наиболее перспективный путь развития страны - это «революция сверху», через реформы, через модернизацию всех сфер жизнедеятельности государства.

И, наверное, не случайно, моя диссертация была связана с буржуазными реформами в России во второй половине 19 века - начале 20 века. Кстати, в те времена такие темы называли «не диссертабельными». Но мне удалось диссертацию защитить.

Вероятно, не случайно, в этот же период, я заинтересовался «революциями сверху» в России. Речь шла о преобразованиях Петра Первого, реформах Александра Второго, Витте и Столыпина.

Увы, в России ни одна реформа не была доведена до логического завершения. Более того, со временем начинался откат назад. Надо признать, что так происходит в России и сегодня.

Впоследствии мне стали интересны реформы, которые провел в США Франклин Рузвельт, в ФРГ – Людвиг Эрхард, в Сингапуре Ли Куан Ю, в Китае Дэн Сяопин.

Уверен, что перспективы Молдовы также связаны с тем, что я называю «революция сверху».

Попытки такого рода преобразований предпринимались при третьем президенте Владимире Воронине. Но не получились, хотя некоторые правильные шаги в этом направлении были сделаны. В первую очередь, в деле либерализации экономики.

Почему? По моему мнению, только по одной причине. Реформы не были задуманы самим Ворониным. Они были предложены Воронину, как со стороны западных партнёров, так и некоторых людей из его ближайшего окружения. В первую очередь, со стороны советника президента Марка Ткачука. Известно, что определенные усилия в проталкивании реформ предпринимали министр экономики Игорь Додон, предприниматель Влад Плахотнюк, советник президента по экономике Олег Рейдман.

Но сам Воронин не был готов к глубоким и кардинальным преобразованиям. Груз коммунистического прошлого, стереотипы советского чиновника, помешали ему стать локомотивом преобразований в Молдове. Да, он старался. Но у него так и не получилось расстаться с прошлым. Это его беда, а не вина.

А жаль. У Воронина было большинство в парламенте, свое правительство, подконтрольная судебная система. И если бы он решился на революцию сверху, то имел все шансы на успех.

Сможет ли провести революцию сверху Влад Плахотнюк?

Мнения на этот счет в нашей стране разделились. Большинство считает, что не сможет и не захочет. Меньшинство, к которому я также отношусь, убеждено, что захочет и имеет большие шансы провести.

Но вопрос у многих остается. А сможет ли Влад Плахотнюк стать лидером этого меньшинства. И вообще, а ему это надо?

Я не настолько близко знаком с этим человеком, чтобы со 100% уверенностью говорить, что он сделает именно так, как мне бы хотелось, чтобы он сделал. Но мои встречи, беседы с ним, убедили меня в том, что у него есть желание, амбиции добиться в стране перемен. Более того, общение с этим человеком привело меня к мнению, что его жизненный путь можно разделить на две части. На «До» и «После».

Плахотнюк: период «До».

Не уверен, что сам Плахотнюк согласится с моими умозаключения, но мне представляется, что весь период «До» прошел у него под знаменем одной идеи. Это идея ОБОГАЩЕНИЯ.

Не могу его осуждать, так как сам пытался заниматься бизнесом в конце 80-х начале 90-х годов и очень радовался, когда пошли первые деньги. Помню, купили домой цветной телевизор и казалось, что до первого миллиона рукой подать. Через пару лет, не смотря на то, что бизнес в основном был более-менее успешный пришло понимание, что это не мое.

Думаю, что у Плахотнюка было другое понимание. Что-то типа: это мое, я добьюсь большего, я страну самым богатым в Молдове. Он многого добился. Хотя я не уверен, что стал самым богатым в Молдове. Подозреваю, что в нашей стране есть «подпольные Корейки», об истинных масштабах богатств которых никто не знает.

Был ли на пути к богатству Влад Плахотнюк «белым и пушистым»? Не сомневаюсь, что не был. Более того, уверен, что в стране нет ни одного бизнесмена, который не нарушал бы законы. Речь идет об уплате налогов, оплате таможенных пошлин, взаимодействии с чиновниками разного уровня. Уверен, что нарушал и Плахотнюк. Но делал это с умом, поэтому не попадался.

В лихие 90-е, в относительно спокойные, но подконтрольные одному человеку нулевые, Влад Плахотнюк наращивал свои богатства, не очень думая о стране, об интересах Молдовы. И пусть в него кинут камень те, кто делал капиталы, но при этом каждый день просыпался с мыслю о проблемах Молдовы.  Да, это, наверное, плохо, очень плохо. Но это были наши молдавские реалии. Более того, в эти времена мне приходилось общаться с многими чиновниками. Они любили поговорить о Молдове, о своем патриотизме, но при этом также не забывали о своих личных интересах. Такие времена, такие нравы. Не думаю, что сегодня в нашей ментальности многое поменялась.

Для объективности рассказа признаюсь, что в эти времена с Плахотнюком не был знаком. Более того, очень мало слышал о нем. Но мне кажется, то, что я пишу – правда. Или очень близко к правде.  Почему? Потому, что я знал много других предпринимателей. И не думаю, что он от них или они от него чем-то особенным отличались. Может быть он был чуть удачливей, поэтому и добился большего.

А когда завершился период «До»?

По моему мнению, где-то в середине 2014 года он начал завершатся. Но наиболее ярко это проявилось в 2015 – начале 2016 года.

Мои встречи и беседы с ним в этот временной отрезок привели меня к мысли, что интересы бизнеса для него стали отходить на второй план. Да, мы и до этого никогда не говорили на бизнес темы. Больше касались проблем политических и избирательных технологий, партстроительства.

Наверное, ему в этом плане я был интересен, поэтому мы встречались и беседовали.

Но с определенного периода он стал делиться со мной своими мыслями о перспективах развития Молдовы.  Ему стали интересны темы: как, продолжая вектор европейского развития, не побить горшки в отношениях с Россией. Как за счет внутренних резервов увеличить поступления в бюджет. Как объединить интерес различных партий на идеях созидания и развития Молдовы. Однако все мои призывы активно входить в публичную политику, объявить о своем желание занять пост премьер-министра, наталкивались на твёрдое отрицание. Он считал, что публичная политика, поездки, встречи, интервью, телешоу – это трата времени, которое он не может себя позволит разбазаривать. С другой стороны, он понимал, что без получения реальных рычагов управления, трудно что-то поменять в стране.

В это время, а на самом деле безвременье, когда после ухода с поста премьер-министра Влада Филата новые премьеры - Лянкэ, Габурич, Стрелец, чувствовали себя «просто премьерами», так как за их плечами не было настоящей политической поддержки, Плахотнюк принял историческое для себя решение – идти во власть, взять на себя персональную ответственность за судьбу Молдовы. Период «До» завершился.

Плахотнюк: период «После»

Меня удивляют те политики, эксперты, политологи, которые на телевизионных дебатах убеждают себя и других, что у Плахотнюка начиная с 2009 года, после свержения коммунистов, была в Молдове вся полнота власти и он мог решать все проблемы.

Скажите, как можно иметь «всю полноту власти», не контролируя парламентское большинство? Как можно иметь полноту власти, когда премьер-министр, министр финансов (бюджет, налоги, таможня), МВД, юстиция в руках другой партии, которая ни в чем не хотела ему уступать?

Чтобы иметь полноту власти, необходимо было переформатировать многое во власти.

Решив открыто взять на себя ответственность за состояние дел в стране, Влад Плахотнюк стал к этому тщательно готовиться.

Они собрал в парламенте большинство, на которое мог опираться. Да, то как он это делал у многих вызывает недовольство. Но ему важен был результат, а не то, что по этому поводу будут говорить его политические оппоненты. Формально при формировании большинства закон не был нарушен. Это создало возможности для выдвижения от ДПМ кандидатуры премьер-министра и занятие представителями этой партии ключевых министерств – финансов, МВД, юстиции…

И главное. Вопреки своему нежеланию идти в публичную политику Влад Плахотнюк соглашается баллотироваться на пост премьер-министра.

Да, президент Николае Тимофти, находясь под давлением тех, кто его в свое время продвигал на этот пост, не поддержал кандидатуру Плахотнюка. Не исключаю, что в тот момент сам Плахотнюк воспринял этот демарш Тимофти с облегчением. К тому времени он не был готов к публичной политике. Не знаю, будет ли он готов к этому через несколько лет. Или предпочтёт остаться в той нише, молдавского Дэн Сяопина, которую судя по всему он уже занял. Но одно могу сказать. В тени он уже не останется. Может быть медленно, но шаг за шагом он будет входить в публичную политику. И не потому, что он этого хочет. Потому, что общество этого требует.

Обществу уже мало знать, что в молдавской политике есть Координатор. Общество хочет его видеть и слышать, хочет из его уст узнавать, какую стратегию и тактику предлагает власть для Молдовы. И будет большой ошибкой Влада Плахотнюка, если он не откликнется на это желание общества.

А какова роль Координатора? И зачем нужен сегодня Молдове Координатор?

В моем понимании, Координатор - это человек, который вместе с командой решает две основные задачи. Первая: определяет стратегию развития Молдовы. Вторая: мобилизует команду для решения стратегических задач. Конечно, лучше, чтобы в этой роли выступал президент Молдовы. Но задайте себе вопрос, подходит ли к этой роли Николае Тимофти?

Какие стратегические задачи, по моему мнению, должен решать Координатор и его команда на современном этапе.

1. Борьба с коррупцией в высших сферах, в том числе правоохранительной и судебной системе, а также теневой экономикой.

2. Создание системы повышения эффективности деятельности власти и контроль за тем, насколько эффективно работает власть. Тут важно определить критерии эффективности.

3.Проведение административной реформы, расширение прав регионов и местного самоуправления.

4. Реализация национальных проектов в социально-экономической сфере. Создание условий для свободного развития бизнеса. Поиск «окон возможности» для Молдовы.

5.Разработка и реализация Дорожной карты движения Молдовы к подаче заявления о вступлении в ЕС.

6.Разработка и реализация Дорожной карты сотрудничества с Россией.

7.Разработка и реализация Дорожной карты по реинтеграции Молдовы.

Вероятно, будут и другие стратегические задачи. Но мне представляется, что Координатор и вся его команда (парламентское большинство, правительство, правящие партии, представители гражданского общества, поддерживающие эту команду и т.д.) в первую очередь должны сосредоточиться на решении этих проблем.

А разве это нельзя сделать без Координатора? Нельзя! При всем уважении к Павлу Филипу, Адриану Канду и будущему президенту Мариану Лупу или Игорю Додону, они не способны стать лидерами, которым удалось бы сплотить и нацелить на решение задач всю систему власти. Сегодня, в силу разных причин, это может сделать только Влад Плахотнюк.

И еще одна мысль в заключение.

Зачем Плахотнюку это надо? С обывательской точки зрения у него все есть. Можно выбрать любую страну мира и спокойно там жить. Может быть со временем он сам ответит на этот опрос. Мне же представляется, что ему хочется не только числиться в списках самых богатых молдаван, но и войти в категорию тех молдаван, которые останутся в истории нашей страны, причём со знаком плюс.

Будучи какое-то время рядом с Ворониным, он видел его успехи и просчеты. Он видел на чем споткнулся третий президент. И, наверное, у него есть уверенность, что он эти грабли обойдет.

Плахотнюк не только человек очень волевой и амбициозный, но он еще очень прагматичный. Уверен, что прежде чем выйти на политическую сцену в роли Координатора, он тщательно просчитал все сценарии. И судя по всему, у него появилась уверенность, что у Молдовы есть шанс, выйти из кризиса и начать движение вперед, к лучшей жизни.

Мне хочется верить, что он искренен в своем желании модернизировать Молдову. Знаю, что многие, очень многие, с этим не согласны. На это я могу ответить одно – время нас рассудит.

Но у меня есть уверенность, что я прав. И если не произойдет ничего непредвиденного, то перемены станут заметны через год-два.

Что мне придает в этом уверенность. Перечисляю:

1. После 20 января 2016 года, чтобы не говорила оппозиция, но перемены стали заметны. Это принятие антикоррупционных законов и борьба с коррупцией. Это желание ослабить давление на бизнес. И предприниматели уже замечают, пусть небольшие перемены, но в лучшую сторону.Это социальные программы, повышение зарплат и индексация пенсий. Это налаживание нормальных отношений на Западе и Востоке. Да. всего этого мало, очень мало. Но это движение в верном направлении.

2. Наши западные партнеры (ЕС, США) начинают менять свою точку зрения о Молдове.Еще год назад, все они говорили о провале «истории успеха». Сегодня, практически все замечают позитивные перемены. Более того, потеплели отношения между Молдовой и Россией. Это еще не дружба, но уже и не период, когда каждый день мы ждали очередное эмбарго или угрозу высылки гастарбайтеров.

3. И, наверное, самое главное, что меня убеждает, что Влад Плахотнюк будет  работать на Молдову:

Во-первых, немного разбираясь в его характере могу сказать, что он хочет доказать себе, своей семье, особенно детям, всем гражданам Молдовы, что он может сделать то, что никто до него не мог сделать.

Во-вторых, он как никто понимает, что в случае провала, он вынужден будет не только уйти из политики, но и имеет большие шансы потерять бизнес. В Молдове найдется много желающих прибрать его бизнес к своим рукам.

В-третьих, США и ЕС выдали ему сегодня кредит доверия. И не рассчитаться с этим кредитом – значит навсегда на Западе потерять лицо. Это не в характере Плахотнюка

И, в-четвертых, он любит Молдову, он хочет блага своей стране, своему народу.

У меня есть уверенность, что он не только нацелен на успех, но и сделает все возможное, чтобы достичь этого успеха. Знаю, что многие в Молдове, в силу разных причин, будут ставить ему и его команде палки в колеса. И в первых рядах будут те, кто стремится к власти и считает Плахотнюка главной помехой на пути к своей мечте.

Что касается меня, то в меру своих сил и возможностей, я будут прилагать усилия, чтобы перемены к лучшему наступили в Молдове.

Призываю всех, кто за перемены к объединению. Если нас будет много, то мы можем стать той силой, которая сделает необратимым курс на перемены. Для этого нам нужно одно – начать силами гражданского общества операцию «Принуждения власти к модернизации Молдовы, к реформам, к позитивным переменам». Времени у них на решение этой задачи - два года, до следующих выборов. Решат – поддержим на выборах. Не решат, скажем: уходите и прощайте! 

Примечание.

Еще раз о Координаторе. Что дает Владу Плахотнюку право так себя называть.

После избрания 20 января 2016 года нового правительства, правящее большинство создало Координационный Совет для обсуждения стратегических вопросов развития Молдовы и выработки общей политики. В КС вошли представители депутатского корпуса, правительства и правящих партий. Координатором этого Совета был избран Влад Плахотнюк.

 

Обсудить