Шесть оценок для России

Петербургские либералы прогнозируют будущее России

Двадцать лет назад в Санкт-Петербурге возник неформальный дискуссионный клуб либерально настроенной интеллигенции. Участники клуба обсуждали в свободном формате политические, экономические и социальные проблемы. Десять лет спустя на базе дискуссионного клуба возник проект «Мегарегион – сетевая конференция».

«Гибридный режим», или электоральный авторитаризм?

На очередном заседании клуба выступил профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин. Его выступление называлось «Россия в будущем: что можно ожидать?».

Прежде всего, Травин классифицировал шесть основных взглядов на современное политико-экономическое положение России по убывающей: от самого оптимистичного к наиболее пессимистичному.

Первый взгляд, который транслируют официальные СМИ: «При Путине в России все хорошо, а экономические трудности – явление временное».

Второй взгляд характерен для работающих на власть «системных либералов». Они признают определенные экономические проблемы страны и считают, что России нельзя ссориться с Западом. По их мнению, Владимир Путин понимает необходимость реформ, что рано или поздно даст толчок к развитию страны.

Третий взгляд, по оценке Травина, наиболее полно артикулирует политолог Екатерина Шульман. Она называет нынешний российский режим «гибридным»: автократическим с некоторыми признаками демократии. По ее мнению, присутствие в Госдуме хотя бы маленькой либеральной партии пошло бы на пользу политическим процессам. А пока можно бороться за места в органах местного самоуправления.

Сам Дмитрий Травин придерживается четвертой точки зрения. Он считает, что в России существует электоральный авторитаризм персоналисткого толка. Все выборы проходят с заранее известным результатом, а те, которые не приносят победу «партии власти», не способны изменить ситуацию.

В 2024 году, по мнению Травина, Владимир Путин от власти не уйдёт, а чтобы легитимировать свой очередной президентский срок, может инициировать, например, реальное, а не формальное объединение с Белоруссией и придумать себе новую руководящую должность. Впрочем, Возможны и другие варианты событий, но в том, что путинский режим будет существовать пожизненно, Дмитрий Травин уверен.

Пятый взгляд заключается в том, что политические репрессии будут нарастать, и поэтому нынешний застой не может продолжиться долго. Ситуация уже заметно изменилась в худшую сторону после аннексии Крыма, а с усилением репрессий будет и далее снижаться уровень жизни российских граждан.

Наконец, шестой взгляд на положение в России заключается в том, что никакие демократические и либеральные реформы в стране невозможны в принципе, ввиду так называемой «российской» или «московитской матрицы».

В числе участников дискуссии наиболее последовательным приверженцем этой точки зрения является профессор петербургского филиала Высшей школы экономики Андрей Заостровцев. Он пояснил: «матрица – это институциональное ядро системы, которое устоялось и транслируется во времени». Суть матрицы заключается в подчиненном положении любого собственника по отношению к представителям власти. Такое положение дел сложилось в стране еще в царствование Ивана Третьего. Поэтому, подчеркивает профессор Заостровцев, сверхпотрясений в России не будет.

«Вероятность “переформатирования”»

В последнее время в среде несистемной оппозиции обсуждается возможность «переформатирования России», главной целью которой является отказ от «имперской сущности» страны и замена ее демократическим государством современного типа. Этот вариант, в частности, неоднократно обсуждался участниками Форума свободной России.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у Андрея Заостровцева, как он расценивает вероятность такого хода событий и является ли он оптимальным для выхода за пределы «московитской матрицы».

«Очевидно, что большинство российского населения не будет считать такой вариант оптимальным, но исключить его нельзя. Россия – имперское образование, но если вы поговорите с человеком, побывавшем в Дагестане или в Чечне, считает ли он, что путешествовал по России, то, скорее всего, скажет: “Нет, я уезжал из России и ездил по Дагестану”. Так что вероятность “переформатирования” существует, но мы не можем ничего предсказать наверняка. Можно представить, что если произойдет какой-то очень серьезный конфликт элит, то все региональные элиты будут стараться поднять свой уровень. Некоторые будут торговаться с центром, а другие пойдут на отделение. Такой вариант присутствует, но вероятность его, на мой взгляд, не очень высока», - отметил Андрей Заостровцев.

«Я не вижу разумных шагов со стороны западных стран»

Выступивший с отдельным сообщением доктор юридических наук Яков Гилинский, подчеркнул, что считает все перечисленные Дмитрием Травиным взгляды на положение дел в России «слишком оптимистичными».

«Государство в России не авторитарное, но тоталитарное, – считает он. – Демократия существует только на бумаге, а в действительности мы видим милитаризацию общества начиная с ясельного возраста и рост клерикализации. Молодежь ищет возможность уехать на Запад», – констатирует Гилинский.

По его словам, Россию характеризует «катастрофическое имущественное неравенство», и в обозримом будущем нет шансов на изменение положения.

На просьбу Русской службы «Голоса Америки» прокомментировать эффективность экономических санкций, введенных после аннексии Крыма, Яков Гилинский ответил: «Те санкции, которые сейчас применяются, конечно, ударяют и по нашей так называемой элите, но они бьют и по населению. Кроме того, в ответ на санкции вводятся наши антисанкции, в результате которых мы вынуждены искать способы тайком получать доброкачественную продукцию из европейских стран. Поэтому я не вижу разумных шагов со стороны западных стран, которые могли бы воздействовать на нашу власть. Санкции должны быть точечными и вводиться против конкретных представителей нашей элиты», - замечает эксперт.

Историю России Гилинский называет «тысячелетним рабством». И добавляет: «Конечно, даже в рабской стране появляются свободные люди с независимым мышлением. Но они были уничтожены, либо уехали из страны. Именно поэтому у меня достаточно пессимистический взгляд – я не вижу реальных путей выхода из ситуации, в которой мы находимся».

«Откаты от демократии – естественный процесс»

Автор основного доклада такой выход видит. Правда, не сейчас, а после ухода Владимира Путина с политической сцены и при соблюдении нескольких условий. А именно: если Запад к тому времени будет выглядеть по-прежнему привлекательным и являться для России примером в проведении реформ. Если раскол внутри элиты после ухода Путина не приведет в гражданской войне, а вынудит представителей различных элит искать компромисс, что, с точки зрения Травина, приведет к осуществлению реформ по западному образцу. И, наконец, если новое поколение получит возможности для самореализации внутри страны, а не за ее пределами.

Все это Дмитрий Травин считает вполне вероятным. В этой связи, корреспондент «Голоса Америки» поинтересовалась у профессора ЕУСПб, рассматривает ли он в еще более отдаленной перспективе вариант, когда волна послепутинской демократизации и модернизации сменится очередным этапом автократии в не менее жестком, чем сейчас, варианте? И, таким образом, «московитская матрица» подтвердит свою живучесть.

«Давайте посмотрим на Польшу и Венгрию. Там в известной степени восстанавливаются авторитарные начала, но Качиньского и Орбана невозможно сравнить с коммунистическими лидерами. В этих странах правящие партии пытаются использовать возможности, которые у них есть, для ограничения демократии в свою пользу. Но, тем не менее, эти страны не возвращаются в старые времена, они остаются членами Евросоюза, там рыночная экономика, а демократия все-таки доминирует над авторитарными началами. Поэтому я не исключаю, что в России может через какое-то время возникнуть недовольство демократией – если она, вообще, установится – и может опять быть откат. Но это – нормальное явление для модернизации. Мы видели откаты в самых демократических странах мира, это – естественный процесс», – заключает Дмитрий Травин.

Обсудить