Аудит Молдовы: кадры, функции, ресурсы. И несколько строчек о «глубинном» и «публичном» государстве.

Молдове, по моему мнению, нужен серьёзный и основательный аудит по всем направлениям жизнедеятельности.

В истории СССР был любопытный момент. Когда генсеком КПСС, а это был высший пост в государстве, так как партия была руководящей и направляющей политической силой, стал бывший шеф КГБ Юрий Андропов, он неожиданно признал, что власть плохо знает свою страну. Это прозвучало удивительно, так как тогда все были уверены, что «КГБ знает всё».

Дальнейшие события  подтвердили слова Андропова. Ни КПСС, ни ее боевой авангард КГБ не знали и не понимали страну. В конечном итоге это провело к  распаду СССР.

У меня сложилось мнение, что этим же пороком – плохим знанием страны страдали и страдают бывшие и нынешние властители Молдовы. Особенно поражает уровень незнания  политического класса, который, в конечном итоге,  формирует систему власти.

Небольшое отступление. Молдова, как многие постсоветские страны, это государство, которое состоит из двух частей. Одна часть – «глубинное государство», вторая – «публичное государство». 

Сегодня все важнейшие  решения  принимаются в «глубинном государстве»  в результате торгов,  в которых участвуют политические холдинги и приближенные к ним  представители элиты (предприниматели, интеллектуалы). Эти решения могут носить корыстный характер в интересах 2-3 политических холдингов (так было в 2009-2015 гг.), но они могут приниматься и в интересах Молдовы, как происходит после 2016, но при этом и интересы холдинга не забываются. Но в любом случае, это хочу подчеркнуть, принятие решений не подконтрольны  гражданскому  обществу. И это плохо.

 Олигархов, как таковых, в Молдове нет. Кто в этом сомневается, сравните ситуацию в Молдове и Украине. В Украине есть действительно несколько человек, в собственности которых находится значительная часть экономики, финансовой системы, инфраструктуры страны. В Молдове нет Ахметовых, Коломойских, Пинчуков, Фирташей… И нет влияния неполитических структур, не входящих  в политические холдинги,  на ситуацию в стране.

Молдовой правят не олигархи. Повторяю, их в Молдове нет. Молдовой правят политические холдинги, в которые входят партии, представители бизнеса, медиамагнаты, интеллектуальная элита. Ведущую роль в холдингах играют партии. Это роль избирательных машин.

Политические холдинги контролируют власть,  под их контролем также значительная часть государственной и частной  собственности. Эту систему создал  и укрепил Воронин.

Воронин уже не у власти, но система продолжает работать. И те, кто сегодня борется с одним из  холдингов, как правило, ставят цель уничтожить конкурирующим с ними холдинг и  усилить за его счет свой политический холдинг. Поэтому на первом месте для них кадровые вопросы. Убрать из системы власти представителей одного холдинга и поставить своих. Это, по их мнению, и есть борьба с олигархами в Молдове. На самом деле, это переход власти и активов из рук одного политического холдинга к другому.

Не думаю, что для граждан Молдовы принципиально важно, какой сегодня холдинг у власти: во главе с Плахотнюком, Додоном или Нэстасе. Единственное принципиальное различие между ними в том, что  команда Плахотнюка опирается на внутренние ресурсы, она более профессиональная и эффективная, а он лучше менеджер, чем другие «начальники холдингов». Второй по силе и значению - холдинг Додона. В последние годы он значительно  усилился за счет России. Что касается политического холдинга Нэстасе, то он находится в процессе становления и развития. Нельзя исключать, что кроме ресурсов бизнесменов Цопа, к его развитию будут (или уже) подключены ресурсы России. Активно налаживает Нэстасе связи с местными бизнесменами и интеллектуальной элитой. Его главная проблема – Майя Санду. Пока он не станет единственным лидером на правом флаге, его холдинг не сможет стать вровень с политическими системами Додона и Плахотнюка.

Публичное государство – это когда работают законы и институты и все это подконтрольно гражданскому обществу. И скорее всего к этому можно прийти только одним путем - через мощное давление со стороны гражданского общества на политические холдинги. Их нужно активно вводить в сферу открытой публичной политики. Именно поэтому я поддерживаю назначение Влада Плахотнюка на пост премьер-министра. Польза от этого будет не только в том, что он хороший и эффективный менеджер, но и в том, что многие его действия станут открытыми и прозрачными.

К этой теме мы еще вернемся в следующих публикациях. А пока порассуждаем об аудите.

Молдове, по моему мнению, нужен серьёзный и основательный аудит  по всем направлениям жизнедеятельности.

И начинать нужно с кадров.

Кадры

Мне рассказали  одну историю. Американские инвесторы купила значительную долю крупной европейской маркетинговой компании. Купила, чтобы в перспективе ее перепродать с выгодой для себя. А для этого нужно было повысить капитализацию компанию. Первое, что  они сделали,  провели полный аудит. И начали с кадров. Пригласили фирму, которая специализируется на работе с кадрами. Специалисты изучили каждого работника (опросы, интервью и т.д.). И по результатам дали свои рекомендации по каждому работнику, отметив их сильные и слабые стороны, указав, по каким направлениями работы каждый будет более эффективен, а по каким  не следует ждать хороших результатов.  Еще одно. Согласно заключению этой фирмы примерно 20% работников признали несоответствующими современным требованиям компании и рекомендовали их уволить. И, несмотря на то, что некоторые из этих работников проработали 20-30 лет,  компания выполнила эти рекомендации.

Мне представляется, что такую работу нужно привести по всем министерствам, агентствам, госпредприятиям.

Да, где-то придется резать по живому. Но лучше «зарезать» несколько тысяч, чем они своим непрофессионализмом и неэффективной деятельностью на государственной службе «зарежут» перспективы развития Молдовы.

Функции

Важно понимать функциональные обязанности сотрудников, а также функцию того или иного государственного органа. Роль министерств – это разработка политики, стратегии развития отрасли. Агентства – это внедрение в жизнь этой стратегии. Но проблема, на мой взгляд,  в том, что разработку стратегий зачастую отдают на сторону, прикормленным грантоедам. Информация о том, как один из министров образования расходовал 1 млн. долларов, полученных от Сороса, яркое тому подтверждение.

Грантоеды  знают, что их задача «освоить деньги» и «красиво все оформить», но внедрять будут не они. Поэтому главное, чтобы было много «умного текста», с множеством иностранных терминов и ярких иллюстраций.

Когда министерства получают эти стратегии, то первое, о чём они думают,  сколько грантоеды на этом заработали. Переварив цифры, они прячут стратегии в стол (наукообразно и далеко от жизни) и создают свои стратегии (удобные для себя и для начальства). И  в том и в другом случае, все это для  отчетов,  а не для реального продвижения интересов отрасли. За всю историю независимости Молдовы потрачены миллионы долларов на разработку множества различных стратегий. И не одна из них практически не  была внедрена. А если нет, к примеру, стратегии развития энергетики,  с анализом существующих ресурсов, с пониманием необходимых ресурсов, с  ясной постановкой целей и задач и сроков их выполнения, то не следует ждать успехов  в этой отрасли.  И ситуация в энергетике Молдовы, с ее многочисленными проблемами, яркое тому подтверждение.

И такого рода примеров можно привести множество.

Ресурсы

В июле 1866 г. после победы при Садовой, одержанной прусской армией в ходе австро-прусской войны, профессор географии из Лейпцига Оскар Пешель написал в редактируемой им газете «Заграница»:

«…Народное образование играет решающую роль в войне: когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским школьным учителем».

Это о войне. Но еще большую роль образование играет в экономике, в развитии социальной сферы.

В Молдове есть только один ресурс, который  может придать ускорение, это образованные, хорошо профессионально подготовленные люди.

Аудиту подлежит система образования, которая должна подготовить этих людей. Главная цель аудита – определить потенциал преподавательского корпуса и разработать рекомендации по его улучшению, по повышению эффективности преподавания в школах и вузах.

Сумеем переломить положение дел в образовании, значит, есть шанс на развитие Молдовы.

Послесловие.

Аудит Молдове необходим. Вопрос только в том, понимают ли это политические холдинги? Нужно ли им это?

Если не временщики, то должны понимать…

 

 

 

 

Обсудить