Как предупредить угрозу войны в Причерноморье и проблема Приднестровья

Российская милитаризация Черного и Азовского моря по-прежнему прогрессирует, и Приднестровье продолжает вооружаться. Новому правительству Молдовы, как и всему европейскому сообществу в ближайшее время вновь предстоит обозначить свою позицию по этим важным и принципиальным для европейской безопасности вопросам.

В декабре 2018 г. Генеральная Ассамблеи ООН приняла известную резолюцию о милитаризации Крыма, Черного и Азовского морей. Реакция России не заставила себя долго ждать и милитаризация продолжилась.

Комитет по политическим вопросам и безопасности Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ПА ОБСЕ) в субботу, 6 июля поддержал проект резолюции: «Милитаризация Российской Федерацией временно оккупированных Автономной республики Крым и города Севастополя, Украина, Черного и Азовского морей». Проект резолюции поддержали 54 члена комитета, 6 были против и 6 воздержались.

Проект резолюции безусловно позитивный документ, но он не учитывает всех составляющих сегментов российской агрессии в Причерноморье. В нем не достает Приднестровья, которое имеет непосредственное отношение к затрагиваемой в резолюции проблеме милитаризации.

И хотя приднестровскую армию де-юре нельзя считать российской, но де-факто большинство ее военнослужащих являются гражданами России. Приднестровье не отстает от общих темпов российской милитаризации черноморского региона. Два месяца спустя после принятия упомянутой резолюции ООН министр обороны непризнанной ПМР Олег Обручков в одном из интервью по случаю 23 февраля оптимистично сообщил, что в 2019 году финансирование его ведомства существенно возросло, и теперь все солдаты и офицеры приднестровской армии получат новую форму и будут хорошо питаться. Формой и кормежкой, разумеется, дело не кончилось. О вооружениях и о модернизации приднестровского арсенала в виде наращивания систем залпового огня приднестровский «министр» умолчал.

Приднестровье вписано в систему черноморских координат российской политики. И процессы его милитаризации в какой-то мере синхронизированы с тем, что сегодня происходит, например, в аннексированном Крыму. Приднестровье и Крым - звенья одной цепи, связанные с импульсами российской военно-политической агрессии на постсоветском пространстве.

И на этом пространстве фиксируются абсолютно схожие явления. У нас в Зоне Безопасности регулярно наблюдаются поддерживаемые Россией действия приднестровской стороны, которые способствуют усилению напряженности и ограничивают свободу передвижения граждан. Как это было, например, в апреле с увеличением количества приднестровских пограничных патрулей.

С 90-х гг., кроме всех прочих бед постсоветского транзита на приднестровском направлении у нас острый дефицит свободы перемещения. Его ощущают граждане Молдовы, проживающие как на правом, так и на левом берегах Днестра.

Аналогичные тенденции, связанные с милитаризацией, всевозможными ограничениями и рисками безопасности, только в больших масштабах в силу близости к крымскому эпицентру российской агрессии наблюдаются в Черном море и на Азове.

Здесь также, как и в Приднестровье, РФ целенаправленно препятствует свободе передвижения. Россия постоянно выдвигает другим странам незаконные требования на получение разрешения на проход и присутствие российских лоцманов на иностранных судах. Она угрожает использовать силу, если ее требования не будут соблюдаться. Фактор временно оккупированных Россией территорий на Донбассе постоянно используется российскими пограничниками для незаконных задержаний рыбаков. Блокируется рыболовство в крымских водах. С использованием принудительных механизмов осуществляется изоляция работы портов Мариуполя и Бердянска. Нередки случаи задерживания капитанов и экипажей судов под угрозой привлечения к ответственности под надуманными предлогами «нарушения российских границ», капитанов иностранного торгового флота заставляют принудительно становиться на якорь. Черное и Азовское моря стали зоной страха и террора.

Возможно, в этом состоит одна из целей российской политики -превращение черноморско-азовской акватории в территорию повышенной военной опасности для организации и поддержки каналов снабжения сепаратистских анклавов на Донбассе и поддержки режима сирийского диктатора.

В этой связи интересы Молдовы тесно сплетаются с интересами Украины. Республика Молдова стала одной из первых жертв агрессии Российской Федерации, почти три десятка лет длится приднестровский конфликт. Наши раны еще не успели затянуться, хотя потери и жертвы несоизмеримы. Но история имеет свойство повторяться и новые витки российской агрессии на приднестровском направлении могут быть только делом времени. И оно может быть уже не за горами.

Обратимся к трагическому опыту соседней Украины. В последнее 5 лет здесь рождаются неординарные и острые не только для европейской, но и глобальной безопасности вызовы. И нет никаких оснований полагать, что Россия уже отказалась от сценария большой Новороссии с формированием на базе южных областей Украины сети подконтрольных РФ сепаратистских анклавов. А эта угроза непосредственно касается приднестровского региона Республики Молдова, который как известно граничит с Одесской областью. Пока продолжается российская милитаризация Черноморского региона, сохраняется вероятность взрыва этой мины замедленного действия, и потенциальная угроза приобретает все более отчетливые контуры.

Сегодня СМИ пестрят сообщениями о постоянно создаваемых Россией в Черном и Азовском море конфликтных ситуациях провокационного характера, связанных с сопровождением военно-морскими силами РФ иностранных военных кораблей. В частности, это касается маневров авиации на малых высотах, на встречных параллельных курсах, на незначительной дистанции, с целью запугивания и т.д. В конечном итоге эти действия создают реальную опасность для черноморских морских путей и торгового мореплавания.

С начала этого года по нарастающей раскручивается милитаризация крымского полуострова. В Крыму Россия разместила около 23 тыс. своих военнослужащих. И это в два раза больше, чем было на полуострове до аннексии. По разным оценкам РФ в ближайшие три года планирует увеличить военный контингент в Крыму до 40 тыс. На полуострове модернизируется инфраструктура для хранения ядерных боеприпасов, а их носители в виде ракетных систем и самолетов уже находятся там. Перспективы нуклеаризации Крыма в контексте общей милитаризации Причерноморья являются острым вызовом европейской и глобальной безопасности. С учетом российского военно-политического интереса к Сирии и другим ближневосточным конфликтным узлам, регион рассматривается Россией как своего рода плацдарм для осуществления дальнейших военных операций. Эта деятельность угрожает миру и стабильности в регионе.

Двуличие и неприкрытый цинизм российской политики проявляется в ее статусе постоянного члена СБ ООН, который выражается в исключительно декларативной поддержке мира и безопасности, а в реальности создание хаоса и всевозможных угроз безопасности.

С недавнего времени РФ системно реализует принцип первобытной политики «кто сильнее, тот и прав». В 2015 году Конституционный Суд России вынес претенциозное на роль сверхдержавы решение о первенстве российского права над международным. И хоть дуракам международный закон не писан, но порвать с международным сообществом и замкнуться в своей далеко не просторной двуглавой скорлупе РФ не может. Впрочем, Россия одобряет лишь те решения международного сообщества, которые соответствуют национальным интересам РФ, в их далеком от европейской практики понимании. Последнее свидетельство тому, российская реакция на решение Международного трибунала ООН по морскому праву, который обязывает Россию освободить незаконно задержанных украинских моряков.

Святая обязанность международного сообщества помочь России с решением этой и иных насущных проблем европейской безопасности в Молдове и Черноморско-Азовском регионе.

Как показывает практика, самый доступный и понятный язык для российской стороны — это язык санкций. Одних только резолюций для принуждения России к миру не хватает.

В связи с этим необходимо усилить давление на РФ путем расширения санкций. Вопросы вывода российских войск из Приднестровья, демилитаризации крымского полуострова, Черноморско-азовского бассейна в контексте перспектив усиления санкций могут быть рассмотрены на специальной международной конференции, местом проведения которой может являться, в том числе, и Кишинев. Эти же вопросы также могут быть рассмотрены в рамках серии двух, трехсторонних семинаров по проблемам морской безопасности, демилитаризации региона, расширения санкционного списка с участием правительственных экспертов Великобритания, США, Франции, ФРН. Эти вопросы должны быть внесены в текущую повестку безопасности на новом качественном уровне, иначе ползучая зона несвободы и милитаризации будет расширяться.

Обсудить