Классические «Канны». Ясско – Кишиневская операция

История Ясско – Кишиневской операции дает возможность тем более высоко оценивать действия войск 2-го и 3-го Украинских фронтов, что советские войска одержали блестящую победу над очень сильным, храбрым, имеющим огромный боевой опыт и талантливым противником. Это – законное основание для гордости и особого преклонения перед героями той битвы, от Маршалов до простых солдат. Вечная им слава!

 Про Ясско – Кишиневскую операцию советских войск, 75 летие которой отмечалось в конце минувшего августа, написано в бывшем СССР и нынешней России очень много. Такой подход, без сомнения, правилен – эта операция, блестящая по своему замыслу и безукоризненная по его реализации, безусловно является не только самой «чистой», действительно «классической» победой советской стороны в Великой Отечественной войне, но и одним из выдающихся достижений полководческого искусства в масштабах всей Второй Мировой войны.

Прискорбным и неприемлемым представляется другое – история этого сражения приобрела в советско – российской военно – исторической традиции чересчур «канонизированный» характер, многочисленные публикации «к очередному юбилею» в своем большинстве сводятся к повторению давно всем известных стереотипов из многочисленных редакций официальной «Истории Великой Отечественной Войны Советского Союза 1941 – 1945 гг.», и ничего нового из таких публикаций узнать невозможно.

 Вероятно, автор ошибается, и если кто-то из читателей его поправит, будет ему искренне благодарен, но по истории собственно Ясско – Кишиневской операции на русском языке так и не появилось по-настоящему профессиональное, скрупулезно раскрывающее тему и четко опирающееся на архивные документы исследование, подобное трилогии В.Замулина о Курской битве. Пожалуй, в последнее время наиболее содержательное и заслуживающее внимание изложение событий Ясско – Кишиневской битвы дано в главе «Седьмой Сталинский удар» в книге В.Бешанова «Год 1944 – «победный»», однако это всего лишь достаточно краткий очерк событий, не претендующий на исчерпывающую полноту. В связи с таким «вакуумом исследований» до сих пор одним из главных, наиболее интересных и претендующих на достоверность источников по рассматриваемым событиям остается книга (точнее та ее часть, которая излагает ход сражения, называемого советской стороной Ясско – Кишиневской операцией) воспоминаний бывшего командующего группой армий «Южная Украина», генерал – полковника Йоханнеса Фриснера «Проигранные сражеия».

          Естественно, автор никак не может претендовать в краткой статье на какое – либо «углубленное» описание событий той битвы либо на некое «новое видение» этой темы. Поразить читателя исследованием, подобным упомянутой «Курской трилогии» В.Замулина, автор также не в состоянии: для этого требуется допуск в Центральный Архив Минобороны России и доступ в германские военные архивы, а также несколько лет напряженного труда. Однако попытаться сказать что-то новое и не-банальное о данных событиях, уйти при рассмотрении этой темы от надоевших советско – российских ура-патриотических штампов автор считает себя обязанным. В принципе определение «новое» явно страдает определенным преувеличением: при желании вся ниже представленная информация может быть «раскопана» в Интернете, было бы желание «копать». Для тех, кто интересуется не-тривиальным освещением событий 75-летней давности – наш скромный очерк.  

          Первое, что хотелось бы отметить – как известно, все познается в сравнении. Удивительное единство замысла, его разработки и исполнения, имевшее место в Ясско-Кишиневской операции, было достаточно нечастым явлением в действиях советской стороны в ходе Великой Отечественной. Слишком часто бывало, что прекрасный замысел, красиво «нарисованный стрелками на карте», получал явно недостаточное оформление на стадии расчета необходимых сил и средств, определения наиболее благоприятных направлений нанесения ударов в наступлении и состава ударных группировок, в установлении сроков и этапов проведения наступательных операций и т.д. Все эти недостатки потом помножались на слишком нередко имевшую место оперативно – тактическую неграмотность начальствующего состава советских войск, на слабую боевую подготовку военнослужащих, недостаточную их тактическую выученность, на неумение эффективно применять имеющиеся боевые средства и т.д. Примеров тому множество, причем оценку действий советских военачальников по знаменитой поговорке «гладко было на бумаге, а на деле все овраги…» придумал не автор этих строк – такое определение повсеместно встречается как в мемуарах советских полководцев, так и в исследовательской исторической советско – российской литературе.

          Наиболее наглядный пример такому грубому несоответствию замысла, разработки и осуществления наступательных операций дает деятельность в годы войны знаменитого «маршала Победы» Георгия Константиновича Жукова, прозванного солдатами «Мясник», поскольку иначе как посредством создания невиданного превосходства над противником и жизнями десятков и сотен тысяч своих подчиненных он воевать никак не мог. Все им планировавшиеся операции в виде «стрелок на карте» - подлинный шедевр: Георгий Константинович бредил лаврами Ганнибала и всюду, где видел в начертании линии фронта возможность создать противнику «Канны», старался все это осуществить на практике – но в реальности неизменно повсюду оказывались «овраги»: просто «маршал Победы» не умел добиться правильного выбора направлений главных и вспомогательных ударов, распределения сил и средств между группировками подчиненных ему войск и много другого. О реализации его «ганнибаловско – наполеоновских планов лучше благоразумно помолчать – мало кто из советских полководцев с таким достойным лучшего применения упорством требовал бесконечных атак в лоб на неподавленные позиции германских войск, приводившие к неприемлемо большим потерям.

Первые свои «Канны» Жуков задумал осуществить в августе – сентябре 1941 г. под Ельней, за неделю боев войска подчиненной ему как командующему Резервным фронтом 24 армии Константина Ракутина заплатили – по некоторым источникам, - потерей 31 тысячи человек, добившись ничтожного тактического успеха, при этом германские дивизии из Ельнинского выступа спокойно ушли сами, посчитав (оценка из Дневников генерал – полковника Франца Гальдера) бои начала сентября 41-го своим явным успехом : выступ был им откровенно не нужен, при этом нанеся противнику огромные потери, они добились того, что советские наступающие части еще сутки после ухода немцев активно «работали» артиллерией по совершенно пустому месту. После ельнинского провала в карьере Жукова были бесплодные жуткие мясорубки на Ржевско – Вяземском выступе в 1942 г., где он также пытался осуществить «маневр на окружение противника», однако все это закончилось провалом, а в декабре 1942-го, во время операции «Марс» (Г.Жуков координировал действия Западного и Калининского фронтов) – тяжелым поражением советских войск. Был и провальный жуковский план разгрома (опять – таки посредством новых «Канн») группы армий «Север» в начале 1943 г. – грандиозный замысел на практике «родил мышь», а именно захват коридора лесисто – заболоченной территории в 10 км шириной вдоль берега Ладожского озера, после чего было громогласно возвещено о «прорыве блокады Ленинграда». Крайне ограниченный успех был куплен страшной ценой – только по официальным советским данным Ленинградский и Волховский фронты с 12 по 30 января 1943 г. потеряли в ходе этого прорыва 115 тыс. человек (по оценкам независимых исследователей, в реальности потери за этот период составили ок. 200 тыс., потери Вермахта в этих боях оцениваются в 20 – 25 тыс.), реальная задача операции – взятие Сенявинских высот и г. Мга, - выполнена не была, страшная бойня у Сенявина длилась еще до начала марта без всякого успеха для советской армии. Для сопоставления : ВСЯ группа армий «Север» за три месяца, в январе – марте 1943 г., сражаясь на огромном фронте, а не только под Сенявино (и там – весь февраль и начало марта), потеряла ок. 72 тыс. человек.

          Великая заслуга творцов Ясско – Кишиневской победы – командующих 2-м и 3-м Украинскими фронтами Родиона Яковлевича Малиновского и Федора Ивановича Толбухина (оба получили за это сражение звания Маршала Советского Союза, оба стали кавалерами ордена «Победа») в том, что им удалось полностью преодолеть названный порок советского военного командования. О блистательности общего стратегического замысла операции – в выработке которого Р.Я.Малиновский и Ф.И.Толбухин принимали самое непосредственное участие, - было написано уже очень много. При очевидности намерений советской стороны «срезать» образовавшийся в апреле 1944 г. выступ было выбрано удивительно логичное и верное решение – перенести направление главного удара с «центрального направления» на Кишинев (формально вполне обоснованное – глубокий прорыв на кишиневском направлении позволял рассечь надвое группировку 6-й германской армии генерала М.Фреттер-Пико, быстро перерезать коммуникации сражавшейся западнее 8 армии генерала О.Вёлера и раньше германско – румынских войск занять т.н. «Фокшанский проход») на направление Кицканский плацдарм – Тарутино. Этот маневр был весьма смелым – любое наступление в Южной Бессарабии всегда считалось в оперативном смысле мало-целесообразным как со стороны Румынии так и против Румынии : для советских войск район Галаца и слияния Прута и Дуная как задача наступления в этой зоне был откровенно невыгоден – на восток простирались заболоченные районы Нижнего Дуная, на западе от Галаца находится т.н. Фокшанский проход, исключительно выгодный для обороны (если бы германские войска успели, отступая, занять его, советское наступление сразу же захлебнулось). Поэтому решение прорываться в направлении на Тарутино было весьма смелым и оригинальным, при этом в случае успеха решалась комплексная задача – разделялись 6-я германская и 3-я румынская (командующий – генерал П.Думитреску, заслуживший самые высокие оценки союзного германского командования) армии, причем создавались реальные возможности окружения и того, и другого армейского объединения. Окружение 6-й армии в свою очередь давало советским войскам реальную возможность быстро занять Фокшанский проход и тем самым сделать неизбежным коллапс всей группы армий «Южная Украина» – что и произошло в реальности.

          Столь же глубокого восхищения заслуживает непосредственная разработка планов операции в командно – штабном руководстве 2-го и 3-го Украинского фронта и подготовка к ее проведению. С безукоризненной точностью были намечены участки прорыва, состав и эшелонирование ударных группировок, расчет применяемых сил и средств. Напомним общеизвестный факт – советскому командованию удалось скрыть от противника районы сосредоточения и боевой состав и численность создаваемых группировок на участках прорыва - обеспечение полной маскировки подготовительных мероприятий к наступлению всегда признавалось одним из высших достижений полководческого искусства. Известно также, что генералу Й.Фриснеру, командованию группы «Южная Украина» удалось все-таки примерно за два дня до начала наступления 20.08.1944 разгадать замысел советского командования и намеченные направления наносимых ударов – однако уже было поздно, провести перегруппировку сил за оставшийся срок было невозможно. Результатом был выдающийся успех, достигнутый уже в первый день наступления : автору доводилось в прежние годы беседовать с очевидцами прорыва, совершенного с Кицканского плацдарма 20 августа бойцами 57-й, 37-й 46-й советских армий, причем бывшими как с советской стороны, так и со стороны противника (местные жители, оказавшиеся в зоне боевых действий). Все без исключения отмечают, что при всем грохочущем огненном кошмаре происходившего зрелище начавшегося наступления, удивительная четкость и слаженность действий советских войск производили впечатление какого-то устрашающего великолепия. По словам очевидцев, оборона германских и румынских войск была в полном смысле сметена «одним ударом» - при том, что бои за Кицканский плацдарм шли до этого несколько месяцев, солдаты и офицеры противника имели значительный боевой опыт и серьезную тактическую подготовку, а сама группировка германско – румынских войск хотя и существенно уступала силам, сосредоточенным в районе Кишинева, однако была достаточно значительной.

          Наконец, на чисто тактическом уровне по всем имеющимся свидетельствам и описаниям войска Р.Я.Малиновского и Ф.И.Толбухина проявили себя наилучшим образом, проявили высокий уровень боевой подготовки и тактического мастерства, командный состав действовал грамотно и решительно. Такие достойные показатели в конечном счете зависят от воли и организаторских способностей командующих, сумевших добиться правильно организовать обучение войск и подбор офицерских кадров. Одним из главных критериев высокой боевой подготовки и тактического умения является способность обеспечить в бою правильное взаимодействие родов войск, при этом следует отметить, что именно  по этому показателю действия советской армии в годы войны чересчур часто оставляли желать лучшего. Факты, приводимые в упомянутой «Курской трилогии» В.Замулина, порой откровенно ужасают – войска Воронежского фронта Н.Ф.Ватутина проявляли глубокую дезорганизованность в вопросах взаимодействия : артиллерия систематически не справлялась с обеспечением нужд пехоты, пехотинцы и танкисты не умели наладить взаимодействие друг с другом, а авиация 2-й Воздушной армии генерала С.А.Красовского как правило появлялась над полем боя, когда его исход уже был решен в пользу частей Вермахта. Именно отсутствием взаимодействия родов войск в первую очередь объясняются чудовищные потери советской армии в Курской битве: по точно математически выверенным подсчетам выдающегося историка Б.В.Соколова, в ходе боев 4 – 17 июля 1943 г. на южном фасе Курского выступа обороняющиеся (!) войска Н.Ф.Ватутина потеряли в 7 (!!!) раз больше, чем наступающие германские.

          Ничего из вышеприведенного не было зафиксировано в ходе Ясско – Кишиневской операции: блестяще показала себя артиллерия двух Украинских фронтов – отмечается правильный расчет расходования боеприпасов, умелое сочетание подавляющего оборону противника воздействия в ходе артподготовки с перенесением огня вглубь обороны противника, чтобы создать наступающей пехоте прикрывающий ее «огненный вал» (умелые действия советской артиллерии в ходе этой битвы отмечаются во всех ее описаниях), авиация в полной мере справлялась со своими задачами, не только обеспечивая полноценную воздушную поддержку наступающих соединений, но и эффективно блокируя попытки противника наносить контрудары и отрываться от преследования советских войск. Наконец, высочайшая тактическая грамотность и мастерство были проявлены в ходе Ясско – Кишиневской битвы во взаимодействии пехоты и танкистов. В районе Ясс 27-я общевойсковая армия генерала С.Г.Трофименко быстро прорвала и первую, и вторую линию обороны противника, после чего в образовавшуюся брешь была введена для развития успеха 6-я танковая армия генерала А.Г.Кравченко. Как отмечает в своей упомянутой работе об операциях 1944 г. В.Башанов, это был единственный в истории Великой Отечественной войны случай, когда в «чистый» прорыв (т.е. танки не привлекались для проламывания обороны противника, а сразу же выходили через образовавшийся разрыв в его боевых порядках на оперативный простор) была введена целая танковая армия. Итогом столь блестящего проведения операции на всех уровнях – замысел, разработка планов наступления и непосредственная реализация этих планов, - стало то, что Ясско – Кишиневское сражение является самой малокровной операцией такого стратегического масштаба в действиях советских войск в годы войны. Фронты Р.Я.Малиновского и Ф.И.Толбухина, полностью разгромив группировку противника численностью ок. 900 тыс. чел. (25 германских дивизий, 22 румынские дивизии и 5 румынских бригад), и очистив от него большую территорию, окружив и уничтожив при этом 18 вражеских дивизий, потеряли в совокупности 13 197 человек безвозвратно (убитые и пропавшие без вести), санитарные потери составили 53 933 человека. Если сравнить эти цифры с вышеупомянутыми – Г.К.Жуков, сражаясь в 1941 г. всего неделю под Ельней на площади 25 на 25 километров против четырех германских дивизий, сумел угробить и сделать калеками более 30 тыс. своих солдат и офицеров, то можно вполне «почувствовать разницу».

          Второй момент, который хотелось бы отметить – выдающаяся значимость и блеск Ясско – Кишиневской победы советских войск в особенности акцентируется тем фактом, что в течение четырех с лишним месяцев, начиная с апреля 1944 г., советская армия терпела на дуге, образованной от Карпат до Черного моря в результате мартовско – апрельских Уманско – Ботошанской и Одесской операции (за исключением незначительных территориальных изменений установившаяся в первой половине апреля 1944 г. линия фронта практически не изменялась до наступления 20 августа) сплошные неудачи, включая достаточно тяжелые поражения. В советской и во многом в российской военно – исторической литературе этот период и затрагивающие его события практически стерильно замалчиваются, при этом искусственно создается впечатление, что с апреля по август 1944 г. на фронте армий «Южная Украина» и противостоящих ей советских 2-го и 3-го Украинских фронтов царило сплошное затишье. Это абсолютная неправда – вплоть до того, что в западной военно – исторической традиции операция по разгрому группы армий Й.Фриснера в конце августа называется Второй  Ясско – Кишиневской операцией. Первая Ясско – Кишиневская операция, проводившаяся с 8 апреля по 6 июня 1944 г., подробно исследованная в книге американского военного историка Дэвида Гланца «Красный шторм над Балканами. Неудачное советское вторжение в Румынию, весна 1944 года» (книга появилась в 2006 г. и никогда не переводилась на русский язык) закончилась ощутимым поражением советских войск и стоила фронтам И.С.Конева (командовавшего тогда 2-м Украинским фронтом) и Р.Я.Малиновского (3-й Украинский фронт) ок. 150 тыс. убитыми, раненными и пропавшими без вести (потери германской стороны оцениваются в 45 тыс. человек), при этом тяжесть неудачи особенно подчеркивалась тем, что в этой попытке наступать вглубь Румынии советская сторона имела решающее превосходство в силах и средствах в сравнении с германско – румынскими войсками – ок. 830 тыс. солдат и офицеров против 300 тыс. у противника.

          Как известно, 5-8 апреля 1944 г. войска 2-го Украинского фронта в ходе наступления достигли линии, проходившей от Карпат в Румынии через район Ясс до районов севернее Кишинева. Охваченное «головокружением от успехов», советское Верховное Главнокомандование поставило перед И.С.Коневым задачу фактически без отдыха, пополнения и перегруппировки сил продолжить наступление вглубь Румынской Молдовы с финальным выходом в районы Бухарест – Плоешть. 8 апреля силы советских армий, основную ударную составляющую которой представляла 2-я танковая армия генерала С.И.Богданова, нанесли мощный удар в южном направлении западнее Ясс в направлении на городок Тыргу – Фрумос, вскоре взятый советскими войсками. Однако далее начались сплошные «овраги» - германские войска предприняли сильное контрнаступление, основу их сил составляла танково – гренадерская дивизия «Великая Германия» (Panzergrenadier Division GrossDeutschland) под командованием одного из лучших танковых генералов Вермахта графа Хассо фон Мантойфеля (через несколько месяцев он, командуя 5-й танковой армией, отличится в Арденнской операции, добившись максимальных успехов в прорыве обороны американцев). Фон Мантойфелю удалось разбить войска С.Богданова, часть сил 5 гвардейской танковой армии П.Ротмистрова и части 27-й советской армии, при этом 12 апреля германские соединения отбили Тыргу – Фрумос. Тяжесть  поражения советских войск усугубляло обстоятельство, в настоящее время активно «вымарываемое» из российской историографии : под Тыргу – Фрумос советская сторона использовала в бою новейшие тяжелые танки ИС-1 и ИС-2. Проба была неудачной – танки этих серий оказались на тот момент со множеством тактико – технических изъянов, и германские «Тигры» (P-VI)  и «Пантеры» (P-V) расправлялись с ними, в особенности были уязвимы «ИСы» во время атак с воздуха, было сожжено несколько десятков новейших советских боевых машин (точнее – 32). После этого советская сторона отказалась от использования ИС-1, перейдя к серийному производству более удачной модификации ИС-2, в дальнейшем полностью себя оправдавшей на поле боя и участвовавшей в боевых действиях до конца войны. В начале мая 1944 г. войска И.С.Конева вновь попытались взять Тыргу – Фрумос, и вновь с неудачным результатом, после чего Первая Ясско – Кишиневская операция свелась к тянувшимся еще месяц бесплодным атакам советских войск. Ее итоги в плане понесенных потерь – при нулевых результатах, - приведены выше.

Менее масштабные, но от этого не менее болезненные неудачи советских войск в рассматриваемый период на Ясско – Кишиневской дуге – разгром в мае 1944 г. двух советских стрелковых дивизий и танковой бригады в Кошницкой «петле» (даже советские военачальники исходно понимали вопиющую безмозглость попытки наступать в этом месте на Вадул-луй-водэ) и жуткая бойня на Шерпеньском плацдарме, - достаточно полно освещаются в публикациях молдавских независимых исследователей, поэтому подробнее на разборе этих провалов советских войск останавливаться не будем. Напомним лишь, что в побоище под Кошницей потери советских войск лишь по официальным «московским» данным оцениваются в 5 167 убитыми и 3323 пропавшими без вести (по оценкам исследователей общие безвозвратные потери советской стороны в этой бессмысленной «операции» составили ок. 15 тыс. человек). Из участвовавших в этой попытке прорыва 53 танков осталось только 3. В результате шерпеньской мясорубки, потери в которой советских войск только убитыми оцениваются в разных источниках от 12 тыс. до 20 тыс., проводившая эту операцию 8-я гвардейская армия героя Сталинграда В.И.Чуйкова была практически полностью разбита, выведена в тыл для пополнения и более в состав 3-го Украинского фронта не возвращалась, по каковой причине в Ясско – Кишиневской операции («Второй») не участвовала.

На фоне всего сказанного ошеломляющая победа двух Украинских фронтов в конце августа 1944 г. выглядит в особенности убедительной. В некоторых случаях разгром германских войск во «Второй битве» выглядит как отмщение за позор поражения в «Первой». Так, оборона германских войск в районе Тыргу – Фрумос, ставшая в апреле – мае 1944 г. для советской армии «румынским Верденом», 20 – 21 августа того же года рухнула с невероятной быстротой, при этом против наступающих армий 2-го Украинского Фронта сражались те же войска 8-й германской армии Отто Вёлера (о нем ниже), что и во время «Первого» сражения весной. Ответ, почему так произошло, напрашивается сам собой – не войска О.Вёлера стали слабее по своим боевым качествам, но против них сражались более подготовленные, лучше оснащенные и качественно лучше управляемые советские войска. Страшные потери на Шерпеньском плацдарме также оказались не напрасными – плацдарм приковал к себе мощные силы 6-й армии М.Фреттер-Пико, в результате на участках реального прорыва 20 августа оборона германских войск оказалась недостаточно устойчивой.

Т.о. воины 2-го и 3-го Украинских фронтов в августе 1944 г. взяли убедительный реванш за все свои предшествующие поражения, и тем более впечатляюща и «осязаема» эта победа.

          Третье. К истории Ясско – Кишиневской сражения привлекает особое внимание немаловажное обстоятельство – пожалуй, это была единственная операция советских войск во время войны, осуществленная без каких-либо сбоев и тактических неудач, при этом задачи, поставленные при планировании боевых действий, были реализованы на сто процентов. Даже самые успешные операции советской армии в Великой Отечественной войне всегда имели те или иные «изъяны» - либо слишком большие потери, либо досадные тактические, а иногда и оперативно – тактические «огрехи», нарушавшие планы советского командования, либо неполный успех при отсутствии достижения генеральной поставленной задачи. Примеров таких множество : в январе 1944 г. при окончательном снятии блокады Ленинграда (никто не спорит – действия советских войск увенчались впечатляющими результатами, 18-я германская армия потерпела тяжелое поражение) главная цель – полный разгром группы армий «Север» и очищение от германских войск практически всей Прибалтики либо ее части севернее Даугавы, - достигнута не была, группа армий «Север», несмотря на тяжелые потери, сохранила свою боеспособность и начиная с февраля – марта 1944 г. начала наносить тяжелые поражения советским армиям (бои под Псковом и на Нарвском рубеже). Внешне блестяще проведенная и имевшая своим результатом разгром и уничтожение десятков дивизий Вермахта Висло-Одерская операция планировалась как ПОСЛЕДНЯЯ операция войны, которая должна была завершиться вступлением советских войск в Берлин – не получилось, германские войска создали достаточно прочную оборону по Одеру, причем им в осуществлении этой задачи помогли мелкие «сбои» в проведении операции советских войск, такие как неожиданно сильное и стойкое сопротивление противника в Позене (ныне Познань в Польше). Потери советских войск в Висло – Одерской операции – почти 200 тыс. человек только по официальным данным, - при их фантастическом, абсолютно подавляющем превосходстве в артиллерии, танках, авиации, боеприпасах и др. также заставляет усомниться, что «там все было прекрасно». Наконец, вполне законная гордость советской стороны – Белорусская операция лета 1944 г. с полным разгромом группы армий «Центр», - также прошла с многочисленными «сучками и задоринками», иногда весьма болезненными. Один из примеров – наступавшая севернее Орши в составе 3-го Белорусского фронта уже упоминавшаяся 5-я танковая армия Павла Ротмистрова должна была стремительным броском захватить мосты через Березину в г. Борисов для обеспечения свободного продвижения советских войск в направлении Минска и соединения с наступавшими от Бобруйска силами 1-го Белорусского фронта К.Рокоссовского. Путь армии П.Ротмистрова преградила 5-я танковая дивизия Вермахта, целые сутки сдерживавшая наступление советских танкистов, причем окончательно сломить сопротивление 5 танковой дивизии удалось только после массированной воздушной атаки на ее боевые порядки. Для информации : армия П.Ротмистрова была полностью укомплектована, т.е. насчитывала не менее 500 – 550 танков. Германская танковая дивизия если имела в своем составе 150 – 170 танков, считалась укомплектованной в высокой степени, чего о потрепанной в боях 5-й дивизии никак нельзя было сказать. Результат такого провала – германские войска организованно отошли за Березину, взорвали борисовские мосты, вследствие чего войскам И.Д.Черняховского пришлось форсировать реку, что всегда связано с большими потерями. Задача выйти к Минску в назначенные сроки была в итоге выполнена, однако этот сбой стоил жизни многим советским солдатам и офицерам. В ходе Белорусской операции 5 гвардейская танковая армия понесла настолько неприемлемые потери, что в начале августа 1944 г. П.Ротмистров был отстранен о командования, при этом до конца войны ему уже никогда не доверяли руководство теми или иными бронетанковыми объединениями.

          Всех таких недостатков действия войск Р.Малиновского и Ф.Толбухина в Ясско-Кишиневском сражении были лишены – автору нигде и никогда, ни в советских и российских публикациях, ни в воспоминаниях того же генерал – полковника Й.Фриснера, не приходилось сталкиваться с упоминаниями о таких тактических неудачах, как «топтание» армии П.Ротмистрова на пути к Березине. Советская армия в Ясско – Кишиневской операции действовала воистину безукоризненно, что позволило ей в полной мере решить поставленные задачи и добиться победы «малой кровью».

          Наконец, нельзя не упомянуть о еще одном значимом моменте – особую честь воинам Р.Малиновского и Ф.Толбухина, как и самим выдающимся Маршалам делает то обстоятельство, что им удалось победить очень сильного, опытного и способного в военном деле врага. Германские солдаты и офицеры, противостоявшие двум Украинским фронтам, отличались исключительно высокими боевыми качествами, что они и доказали в ходе победных для них весенне – летних боев 1944 г. Генерал – полковник Й.Фриснер во многом незаслуженно вошел в историю как военачальник, проигравший Ясско – Кишиневское сражение. При этом он был полководцем, имевшем в своем багаже множество побед над советскими войсками, прежде всего во время командования различными соединениями во время сражения в Ржевско – Вяземском выступе, а затем – уже в должности командующего 4-й армией и армейскими группами на центральном участке Восточного фронта и в Прибалтике. Будучи назначенным летом 1944 г. командующим группой армий «Южная Украина», он немедленно обращается в Ставку Верховного Командования ОКХ с требованием отвести войска в Фокшанский проход – ему не дали такой возможности, однако подобное решение в случае своей реализации безусловно могло бы оттянуть крах Нацистской Германии минимум на полгода. Показательно, что поражение в Ясско – Кишиневском сражении никак не повлиял на картеру Й.Фриснера, он остался на посту командующего группой армий, по сути спас германский фронт в Трансильвании и Венгрии осенью 1944 г. от окончательного развала, при этом сумев нанести советским войскам ряд ощутимых поражений (бои под Дебреценом). Не простили ему, сняв в декабре 1944 г. с поста командующего, только блокирование советскими войсками крупной германской войсковой группировки в Будапеште.

          Другой пример исключительно талантливого и удачливого германского военачальника, побежденного советскими войсками в ходе Ясско – Кишиневской операции – командующий 8-ой армией генерал пехоты (звание соответствует советскому генерал – полковнику) Отто Вёлер. Имел богатейший опыт как на штабных, так и на командных должностях, один из соратников выдающегося военачальника Эриха фон Манштайна – в ходе Крымской кампании 1941 – 42 гг., в которой фон Манштайн проявил чудеса полководческого дарования, О.Вёлер был начальником штаба 11-ой армии, взявшей Севастополь (правда, это произошло после перевода О.Вёлера с повышением на должность начальника штаба группы армий «Центр»). После поражения 8-й армии в августе 1944 г. под Яссами О.Вёлеру удалось сохранить остатки своих войск, восстановив их боеспособность и оказав советским войскам сильное сопротивление в Трансильвании и Венгрии. В декабре 1944 г. сменил Й.Фриснера на посту командующего группой армий «Юг» (до сентября 1944 г. – группа армий «Южная Украина»), одержав в этом качестве ряд побед. В марте 1945 г., после того как войска О.Вёлера успешно действовали в Словакии, разгромив 7-ю гвардейскую армию генерала Шумилова, Гитлер на совещании в Ставке ОКХ, по свидетельству тогдашнего начальника штаба ОКХ Хайнца Гудериана, воскликнул : «Я всегда знал, что Вёлер – настоящий мужчина!».

          Пожалуй, наиболее  удивительная личность среди германских военачальников, сражавшихся во время Ясско – Кишиневской операции – генерал пехоты Фридрих Мит, командовавший в августе 1944 г. IV армейским корпусом в составе 6-й армии М.Фреттер-Пико и погибший 2 сентября при попытке вывести свои войска из окружения в районе Леушень.

Интригующая особенность личности Ф.Мита – он был убежденным анти-нацистом и никогда не скрывал своей враждебности к гитлеровскому режиму. За свою открытую и последовательную ненависть к нацистскому строю в 1938 г. он был уволен из рядов Вермахта с «волчьим билетом» (для советских людей это какая-то фантастика – попробуем представить себе, что в 1938 г. какой – либо офицер РККА открыто проповедовал бы свои анти-большевистские и анти-сталинские взгляды). На помощь ему пришел его близкий друг, к тому времени уже начальник Генерального Штаба ОКХ (Сухопутных войск) генерал Франц Гальдер, взявший Фридриха Мита «на свой страх и риск» в штат Генштаба. Гитлеровцы, зная недюжинные военные способности офицера – антифашиста, «махнули на него рукой», и после начала Второй Мировой войны Ф.Мит сделал блестящую карьеру, получая повышение и в чине и в должности и став кавалером награды Рыцарский Крест Железного Креста с дубовыми листьями. В декабре 1942 – январе 1943 гг. боевые группы Ф.Мита и М.Фреттер-Пико, созданные в большой излучине Дона в составе групп армий «Дон» и «Б», фактически спасли от окончательного краха весь южный фланг германского Восточного Фронта, сдержав наступление советских войск после окружения армии Ф.Паулюса в Сталинграде и создав возможность вывода с Северного Кавказа на Донбасс войск группы армий «А». Анти-нацистом Фридрих Мит остался до конца жизни, и умер в бою под Леушень за Германию, а не за Гитлера.

          История Ясско – Кишиневской операции дает возможность тем более высоко оценивать действия войск 2-го и 3-го Украинских фронтов, что советские войска одержали блестящую победу над очень сильным, храбрым, имеющим огромный боевой опыт и талантливым противником. Это – законное основание для гордости и особого преклонения перед героями той битвы, от Маршалов до простых солдат. Вечная им слава!

 

Обсудить