Российский ядерный мусор может оказаться на Донбассе, надежно ли защищена от него Молдова?

Россия вновь возобновляет прием радиоактивных отходов из Германии. Так, локомотив, везущий 600 тонн гексафторида урана, отправился 28 октября с немецкого уранообогатительного предприятия компании Urenco-Deutschland в Россию.

В тот же день прошли протесты экоактивистов, на мосту, расположенном в нескольких сотнях метров от установки по обогащению урана Urenco в Гронау, что на границе с Нидерландами.

В то же время противники транспортировок ядерных отходов в Германии утверждают, что, экспортируя обедненный уран в Россию, компания Urenco стремится лишь избавиться от необходимости самостоятельно хранить ядерные отходы, несмотря на то, что для этой цели у компании имеется специально построенное хранилище, которое сегодня простаивает пустым.

По словам представителя немецкой экологической организации BBU Удо Буххольца (Udo Buchholz), из-за массивного предложения гексафторида урана на мировом рынке он фактически не представляет никакой ценности, а переименование его во "вторсырье" лишь позволяет компании Urenco обойти немецкое законодательство, запрещающее экспорт ядерных отходов, произведенных в Германии.

Кроме того, немецкие экоактивисты упрекают министерство окружающей среды и ядерной безопасности ФРГ в том, что оно намеренно замалчивало информацию о транспортировках радиоактивного мусора даже тогда, когда первые поставки в Россию уже были проведены. 

Несмотря на принятое в Германии решение отказаться от использования атомной энергии, концерн Urenco, по информации газеты taz, имеет неограниченное по времени разрешение на работу и производит топливо для АЭС по всему миру, а вместе с этим - и ядерные отходы. 

По данным "Гринпис", в Россию уже ввезено в этом году и будет ввезено в ближайшие годы в общей сложности более 12 тысяч тонн урановых "хвостов" – отходов производства ядерного топлива с относительно низким содержанием урана-235. Такие "хвосты" – отвальный гексафторид урана (ОГФУ) – в большом количестве уже ввозились в Россию с европейских предприятий в 1990-е и 2000-е годы, однако в 2009 году Росатом обещал не продлевать действующие соглашения по переработке зарубежных "хвостов", ссылаясь на наличие более выгодных внутренних контрактов. В "Гринписе" считают, что европейские производители заинтересованы в российских контрактах не столько для дообогащения ОГФУ, сколько для его захоронения.

16 октября, отвечая на депутатский запрос, Правительство ФРГ сообщило (Plenarprotokoll 19/117), что Urenco планирует отправить 12 тыс. тонн ОГФУ в Россию «с целью дообогащения» в период с 2019 по 2022 годы. С мая по сентябрь на УЭХК (г. Новоуральск, Свердловской обл.) уже произведено шесть транспортировок по 600 тонн – общей массой 3600 тонн. Теперь к ним могут добавиться отправленные в понедельник 600 тонн ОГФУ.

Теперь, после почти десятилетнего перерыва, согласно данным того же "Гринпис" о новом контракте Росатома с компанией Urenco, дообогащение импортных "хвостов" в России возобновлено, и нет уверенности, что отходы этого процесса будут возвращены на территорию заказчика.

Российское законодательство в отношении ввоза из-за рубежа радиоактивных отходов даёт большую свободу для интерпретаций. В соответствии со статьёй 3 Федерального закона № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии», радиоактивные отходы – это «не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества». Таким образом, чтобы юридически, на бумаге превратить отходы в не отходы, достаточно доказать, что материалы и вещества подлежат дальнейшему использованию. В отношении ОГФУ это сделать довольно просто – можно заявить, что из опасного вещества будет в неопределённом будущем извлекаться «полезный уран» или «полезный фтор». Именно такие заявления представители «Росатома» делали и в начале 2000-х и в октябре 2019, оправдывая ввоз ОГФУ.

В чем же опасность урановых «хвостов»? При нормальных условиях гексафторид урана – это твёрдое вещество, белёсые полупрозрачные кристаллики. При температуре +56,7°C UF6 переходит в газообразную форму, именно газ нужен для обогащения урана по газодиффузной или центрифужной технологии. Опасность ОГФУ связана и с его радиоактивностью и с химической токсичностью. При попадании в значительных концентрациях в окружающую среду он представляет опасность: территория может быть загрязнена, сельское хозяйство и водоснабжение подорвано. При длительном хранении в контейнерах образуются гамма-излучающие продукты распада урана. Но основная опасность связана с химическими свойствами вещества UF6. Гексафторид урана активно вступает в реакцию с водой, в том числе с влагой из воздуха. При этом образуется крайне токсичная плавиковая (фторводородная) кислота HF. В специальном докладе OECD, посвящённом опасности гексафторида урана, сообщается: «Ясно, что внезапное высвобождение большого количества UF6, при распространении по воздуху, может привести к большому количеству жертв. В теории, при некоторых погодных условиях, смертельные концентрации могут образоваться в местах, удалённых на 20 миль [32 километра] от точки выброса. Фактическое количество жертв будет зависеть от мер защиты и плотности населения».

               Транспортировкой и хранением отработанных отходов занимается не только Россия. На самом деле это очень большой рынок. Другой вопрос, что общественной дискуссии и контроля в России нет. Остается только догадываться, что станет с этими бочками.

Помимо получения прямого дохода от захоронения ядерных отходов, Россия достигает этим также ряд дополнительных целей.

Россия, наращивая экспансию в страны бывшего СССР, не останавливается и перед вооруженной агрессией. Инструментами этой агрессии является создание так называемых "народных республик", например ПМР в Молдове и ДНР-ЛНР в Украине, а также в завозе ядовитых ядерных отходов на их территорию.

В этом плане с Украиной всё очень просто: есть Донбасс с его заброшенными, заминированными и затопленными шахтами, а также есть ручное руководство ДНР и ЛНР, которое готово исполнить все прихоти хозяев из Кремля и на этом ядерном мусоре заработать. Тем более в России экологи и население подняло ненужный шум, начались протестные настроения из-за создания ядерных хранилищ. Поэтому руководству РФ нужно хоть как-то избавится от отходов ядерной промышленности и не имея технологий по его утилизации, Россия может легко пойти на непрямой шантаж Украины - на оккупированных частях Донецкой и Луганской области сделать полигон для хранения ядерного мусора. Марионеточное руководство ДНР и ЛНР получит серьезный политический и военный козырь: если все пойдет по плану, то можно будет махать ядерной дубинкой.

Таким образом, Кремль создает долговременные проблемы Украине, делая ОРДЛО токсичным во всех смыслах и замораживая проблему в полной неопределенности на весь обозримый период времени. Она получает новый мировой очаг терроризма, которым сможет эффективно управлять, отравляя жизнь всем, кому пожелает. Речь идет о грязных бомбах - это недорого, эффективно и практично. И да – технически, это не составит труда для РФ, ведь те же гуманитарные конвои Россия не позволяет проверять никому.

Наконец, Россия хоронит вместе с отходами и следы своих преступлений на Донбассе, поскольку лезть в фонящую шахту никто не рискнёт и такими раскопками в ближайшее время заниматься уж точно не будет.

В скором времени благодаря РФ новая волна мусорной нуклеаризации может накрыть Восточную Европу. Она будет грязной и приблизится к границам ЕС.

 

 

Обсудить

Другие материалы рубрики

Михаил Горбачев: Понять перестройку, отстоять новое мышление

Прошло больше трёх с половиной десятилетий с момента начала перемен в Советском Союзе, получивших название перестройки. Но не затихают споры о том, что она значила, что принесла нашей стране и миру. Я и сам постоянно об этом думаю, ищу ответы на вопросы, которые мне задают учёные, журналисты, авторы писем из России и других стран. Люди хотят понять перестройку, а это значит, что она не стала далёким прошлым. Опыт и уроки перестройки актуальны сегодня, и не только для России.