Закрыть нельзя оставить: Православная церковь и власть Республики Молдова

В последнее время мы являемся невольными свидетелями нарастающего конфликта, между государственными властями Республики Молдова с одной стороны и Православной церковью – с другой. Виновницей сложившейся ситуации является свирепствующая пандемия коронавируса (COVID-19).

Под давлением некоторых представителей общественности власти требуют закрытия церквей или же проведения богослужений в отсутствии прихожан, представители же духовенства выступают против этого, заявляя о невозможности принятия таких жестких, на их взгляд, мер. В тоже время священнослужители пошли на определенные уступки: начали проводить богослужения во дворах церквей, а при причащении мирян, окунать лжицу (небольшая ритуальная ложка с крестом на конце рукояти) в спиртовой раствор с целью ее дезинфекции.

Мне кажется, что ситуация усложняется еще и тем, что среди властей (между президентом и премьер-министром) нет единой позиции в отношении Церкви. Президент Игорь Додон, который, как известно, позиционирует себя как защитника православных ценностей, оказался в сложной ситуации. Позволив закрыть Церкви, он пойдет против своего лозунга: «Православная церковь является одной из составляющих государственности Республики Молдова». Также такой шаг был бы опасен и в преддверии предстоящих президентских выборов. Поэтому на передаче «Главный вопрос» (NTV-Moldova), И. Додон заявил, что даже в СССР не закрывали все церкви, добавив: «Пусть люди молятся больше дома или где они считают [нужным – прим. авт.]». Также президент возмутился тем, что некоторые представители общественности и СМИ придираются к церкви, в которую «приходят 30 или 40 бабушек». В тоже время, следует признать, что президент отнесся с критикой к необдуманным шагам некоторых мирян. Так, он призвал к гражданской ответственности паломников, которые посетили в период объявленного в стране Чрезвычайного положения Почаевскую лавру (Украина), где и подхватили коронавирус. Таким образом мы видим, что в настоящий момент И. Додон находится между молотом и наковальней.

Если в сложившейся ситуации президент относится с выраженной толерантностью к Церкви, то премьер-министр Ион Кику, занял резко критическую позицию к молдавскому духовенству. Еще 13 марта он заявил, о необходимости на две недели прекратить «все религиозные мероприятия…, в том числе богослужение во всех церквях». При этом он добавил, что «отдельные богослужения будут проводиться священниками, но без прихожан – с трансляцией по телевидению». Спустя 10 дней, уже 23 марта, премьер-министр обрушился с жесткой критикой на некоторых представителей Церкви в связи с тем, что в некоторых приходах богослужения проводились внутри церкви, а миряне – причащались с одной ритуальной ложки.

В этот же день (23 марта), Православная церковь Молдовы выступила с обращением к клирикам и мирянам, в котором призвала «соблюдать спокойствие и направлять все мысли к Господу Богу». В тоже время, Церковь призвала прихожан прислушиваться к рекомендациям медиков, священнослужителей – проводить воскресные богослужения на открытом воздухе, а в другие же дни клирикам рекомендовалось посещать дома своих мирян для их причащения.

Считаю, что сложившуюся непростую ситуацию между светскими властями и духовенством можно преодолеть только посредством постоянного и более тесного сотрудничества. Для этого необходимо в Национальную комиссии по чрезвычайным ситуациям в качестве постоянного члена включить и представителя духовенства.

История показывает, что в прошлом, в период эпидемий, власти всегда сотрудничали с Церковью. Именно эта институция была рупором, посредством которого прихожанам сообщалось о тех или иных предпринимаемых мерах. Так, например, на дверях вывешивались «Воззвания» гражданских властей к жителям с тем, чтобы те строго соблюдали карантинные правила. Предписывалось эти «Воззвания» публично зачитывать в храмах в праздничные дни. Сам митрополит Гавриил Бэнулеску-Бодони (28 февраля 1814 г.) по просьбе Бессарабского областного правительства, обращался к мирянам с пастырскими посланиями в которых призывал всех православных христиан «со всею ревностью и усердием» соблюдать требования гражданских властей: не посещать места, затронутые эпидемией, не скрывать от очистки вещи и товары, которые затем будут возвращены хозяевам и т.д. Кроме того, церковнослужителям надлежало вести беседу с мирянами по вопросу о том, как соблюдать гигиену с тем, чтобы уберечься от заражения чумой.

Власти, понимали тесную связь мирян с Церковью и то, что люди в первую очередь прислушивались к словам своих духовных пастырей. Именно поэтому они включали в различные комиссии авторитетных священнослужителей. Так, например, когда в 1829 г. Бессарабия была охвачена чумой, для борьбы с эпидемией (27 августа) под председательством гражданского губернатора Бессарабии А. И. Сорокунского был образован «Особый совещательный комитет». В состав этого органа наряду с различными чиновниками и врачами вошел и протоиерей кишиневского кафедрального собора. После прекращения эпидемий учреждались так называемые Очистительные комитеты, которые еще долгое время производили у всех жителей розыск вещей и товаров, подлежащих дезинфекции. По просьбе гражданских властей Церковь делегировала в эти комитеты по два священника с тем, чтобы они убеждали жителей показывать для осмотра свои вещи.

Таким образом, мы видим, как в прошлом гражданские и епархиальные власти приходили к единению перед лицом эпидемий. В сложные для Бессарабии времена Церковь также активизировалась в силу своих возможностей и своего влияния на прихожан. Надеюсь, что и в современной Республики Молдова сотрудничество между духовными и светскими властями станет ярким примером взаимопомощи в условиях всеобщей грозы для государства и его граждан.

Обсудить