«Республика Шериф» -9. Красносельский и Мова персонально ответят, если что-то случится с Олегом Хоржаном

Приднестровские власти делают всё, чтобы, вольно или невольно, уничтожить физически, а, проще говоря, убить лидера Приднестровской оппозиции Олега Хоржана.

Правящий в Приднестровье режим использует эпидемию коронавируса, чтобы запретить любые проявления народного недовольства, ужесточить репрессии против инакомыслящих, любой ценой сохранить свою власть и капиталы.

Если раньше им приходилось изыскивать предлоги для запрета митингов, пикетов и других акций протеста, то теперь можно запретить любое собрание людей под предлогом заботы об их здоровье и безопасности.

Но особое беспокойство вызывает судьба политических заключенных, которых в ПМР становится все больше. Они содержатся вместе с осужденными за уголовные преступления, в общих бараках без необходимых удобств, где размещается до пятидесяти человек. В случае болезни, заключенные могут рассчитывать лишь на помощь фельдшера и минимальный набор лекарств, имеющихся в тюремном лазарете.

Более трёх месяцев, в санчасти УИН-1 ГСИН МЮ ПМР, в крайне тяжелом состоянии находился политзаключенный №1 Приднестровья, лидер приднестровской оппозиции, депутат Верховного Совета 5-6 созывов Олег Олегович Хоржан. Он страдает от сильных головных болей, очень высокого давления, головокружения и болей в сердце, возникли проблемы и с опорно-двигательным аппаратом. Но, несмотря на это, под предлогом освобождения коек для возможных в будущем больных коронавирусом, его с артериальным давлением не падающим ниже 180/120 первого апреля перевели в общий барак, где находится 50 человек. В этих условиях нахождение такого больного смертельно опасно. Это знает любой врач.

Второго апреля 2020 года, в связи с резким скачком артериального давления до 220х140, Олег Хоржан терял сознание. Не исключено, что произошел микроинсульт. Однако, несмотря на явную угрозу жизни политзаключенного, приднестровские власти упорно не желают рассматривать вопрос о его освобождении по состоянию здоровья, и даже о направлении Олега Олеговича под конвоем в больницу, где он мог бы получить квалифицированное лечение.

Между тем, Олег Хоржан никакого преступления не совершал. Он был брошен за решетку по политическим мотивам, получив четыре с половиной года лишения свободы за то, что защищал интересы своих избирателей.

Напомним: 6 июня 2018 года члены приднестровского парламента, лоббирующие интересы местной монополии, дали согласие на возбуждение уголовного дела в отношении своего коллеги – и Олег Хоржан был взят под стражу прямо в зале заседаний, так и не успев выступить с информацией об опасной экологической обстановке в приднестровской столице.  

В качестве повода для возбуждения уголовного дела власти использовали случай 2 июня 2018 года, когда депутат Хоржан провел на центральной площади Тирасполя встречу с избирателями. О своем намерении провести такую встречу Олег Олегович уведомил городские власти, а также руководство МВД и КГБ ПМР. В ходе встречи, на которой присутствовало более 50 человек, ни один работник милиции не появился на площади и не объявил о том, что считает данное мероприятие незаконным. Однако, когда все закончилось и люди разошлись по домам, их начали задерживать и доставлять в Тираспольский ГУВД.

Узнав об этом, Олег Хоржан был вынужден явился в ГУВД, чтобы выяснить, по какой причине задерживают ни в чем не повинных граждан. И в последствии был обвинен в «насилии» над стражами порядка. Хотя в суде обвинение полностью рассыпалось, судьи, лояльные к правящему режиму, а вернее сказать, выполняя заказ власть предержащих, вынесли Олегу Хоржан обвинительный приговор – жестокий, несправедливый и совершенно необоснованный.

Выступая с последним словом, Олег Хоржан, в частности, сказал:

«Меня судят за то, что я боролся с мафией. Я лишен свободы за то, что прямо и открыто говорил о тесной связи и единой пуповине между администрацией Президента, Правительством, Верховным Советом и фирмой «Шериф». Расследовал и мешал тому, что миллионы бюджетных рублей плавно перетекали из государственной казны в карманы приднестровских олигархов.

Меня судят за то, что я честно исполнял обязанности депутата Верховного Совета, принципиально защищал права и интересы простого человека. За то, что я, в отличие от большинства моих коллег, отказался от больших денег за лоббирование интересов фирмы-монополиста.

Решение же о моем немедленном аресте было принято в связи с тем, что я жестко, в конце мая текущего года, поднял вопрос об экологической ситуации в городе Тирасполе, где открыли производство, которое убивает людей, но приносит огромные деньги настоящему «хозяину» республики».

Таким образом, истинной причиной уголовного преследования Олега Хоржан явилось не мифическое «насилие», якобы совершенное депутатом в отношении работников Тираспольского ГУВД, а его принципиальное несогласие с политикой действующей власти, действующей в угоду настоящим хозяевам Приднестровья – фирмы «Шериф».

 

За минувшие без малого два года тюремных мытарств здоровье Олега Олеговича было сильно подорвано. Однако он не сломался и не отрекся от своих политических убеждений.

Ему предлагали свободу в обмен на прекращение общественной и политической деятельности - но Хоржан отказался. Более того,  находясь в местах лишения свободы, он морально поддерживает других заключенных, оказывает им помощь, обращался к Прокурору республики с заявлением о нарушении прав человека в УИН-1.

В отместку администрация тюрьмы (надо полагать, по указке сверху) пошла на ужесточение условий его содержания. Более того, с июля 2019 года к Олегу Олеговичу перестали допускать адвоката. Вместе с тем, политзаключенный стал подвергаться постоянному психологическому давлению, что также не могло не отразиться на его здоровье.

Летом прошлого года Олег Хоржан почувствовал себя настолько плохо, что руководство УИН-1 было вынуждено отправить его под конвоем в Тирасполь в тюремную больницу, находящуюся в УИН-3. Там врачи обнаружили у Олега Олеговича ряд серьезных заболеваний и назначили лечение. До сих пор держится в секрете, какой курс лечения ему установлен и какие медикаменты назначены, что в свою очередь вызывает опасение за его жизнь. Однако после этого он был возвращен в те же тюремные условия, где ему просто не могут оказать квалифицированную медицинскую помощь. Поэтому здоровье политзаключенного Олега Хоржан продолжает стремительно ухудшаться.

В подобных обстоятельствах мы не исключаем, что правящий режим Приднестровья сознательно добивается смерти политзаключенного Олега Хоржана, чтобы избавиться от оппозиционного политика, а потом объяснить его гибель эпидемией коронавируса. Не исключён и вариант сознательного занесения этой инфекции в УИН-3. Стало известно, что врач, осматривавший Олега Олеговича в тюрьме во второй половине марта 2020 года, оказался заражённым коронавирусом.

Такой вариант тем более возможен, что в ноябре текущего года в Приднестровье должны пройти парламентские и местные выборы, а сейчас происходит так называемая «зачистка политического поля». Причем – самыми безнравственными и жестокими средствами.

Примечание.

А где власти Молдовы?

Где президент?

Где Генеральный прокурор?

А ведь речь идет о гражданине Молдовы.

Обсудить