Оппозиция в Молдове. Станут ли последние первыми?

Теоретически у каждого из них есть шанс «выстрелить» и попасть в первый эшелон. Но вероятнее всего, этим шансом сможет воспользоваться только кто-то один.

Рассмотрим тех представителей оппозиции, которые, образно говоря, находятся сегодня во втором эшелоне.  У них пока мало шансов попасть в парламент в случае проведения выборов.

 Реальные шансы есть только у PAS (Майя Санду), Наша партия (Ренато Усатый) и Партия ШОР (Илан Шор). О плюсах, минусах и перспективах этих политиков вы можете прочитать здесь.

О том, что у этих политиков и партий реальные шансы свидетельствует также поведение власти. Её пропагандисты прилагают героические усилия, чтобы связать Майю Санду с различными иностранными фондами и организациями и подвести под статью о зарубежном финансировании.  Ничего новенького. Молдавские власти часто так действовали. Не отличаются креативностью и действия против Ренато Усатого. В отношении него стремятся найти возможность посадить за уголовные преступления. Так в свое время действовали против Валерия Пасата, когда он попытался войти в молдавскую политику, потом против Влада Филата, а в наши дни против Марка Ткачука. Теперь к этому списку примкнул и Ренато Усатый.

В общем, ничто не ново под луной  в способах борьбы молдавской власти против оппозиции и политических соперников.

В списке «первого эшелона» нет Андрея Нэстасе. Складывается впечатление, что у него пошла сплошная чёрная полоса. Речь идет не только о его выпадении из высшей лиги во второй эшелон, но и о том, что он, скорее всего, полностью уйдет из молдавской политики. Может он изменить ситуацию? Теоретически, да. Есть три  сценарии для Платформы DA. Первый: смена лидера. Второй: слияние с другой партией. Третий: значительная поддержка (финансовая и медийная) со стороны Игоря Додона, которому выгодно, чтобы Нэстасе выступил в качестве спойлера и оттянул голоса у Майи Санду. В Хынчештах его помощь пригодилась.

Перейдём ко второму эшелону.

Почему пишу о деятелях этого эшелона, хотя никто пока не дает им никаких шансов на победу в парламентских выборах?

Во-первых, потому, что есть информация о том, что среди избирателей много неопределившихся. По разным оценкам, от 40 до 60%. Это большое количество избирателей, которые пока не знают, за кого голосовать. Добавим тех, кто возвращается на родину из других стран. Многие из них никогда не голосовали,  им предстоит только сейчас сделать свой выбор.

Во-вторых, вспомним Евангелие от Матфея. Цитирую: «Но многие из тех, кто были первыми, станут последними, а последние станут первыми". Все бывает в мире. Все может быть в молдавской политике.

Кто сегодня, по моему мнению, входит во второй эшелон.

Перечислим:

Дорин Киртоакэ (Либеральная партия)

Октавиан Цыку (Партия национального единства)

Виталий Маринуца (Partidul Verde Ecologist)

Андриан Канду (Pro Moldova)

Виктор Шелин (СДП)

Марк Ткачук, Юрий Мунтяну (Гражданский конгресс)

Владимир Воронин (Партия коммунистов РМ)

Джокер

Теоретически у каждого из них есть шанс «выстрелить» и попасть в первый эшелон. Но вероятнее всего, этим шансом сможет воспользоваться только кто-то один.

Не будем гадать, кто это может быть. Давайте порассуждаем, что им может помочь реализовать такой грандиозный проект.

Помочь всем им может помочь только одно – «положительная узнаваемость».

Что это значит?

Это значит, что большинство избирателей не только должны знать, что такая партия и такой политик существуют в Молдове, но и связывать с ним какие-то положительные ассоциации.

 Пройдитесь по указанному выше списку. И если вы лично не знаете политика, не являетесь членом партии, то вряд ли вас что-то «зацепит» и вы скажете себе – вот мой лидер, вот моя партия, так как они говорят и делают то, что нужно мне, нужно Молдове.

Увы, все они, как лидеры, так и партии, безликие. Кстати,  в этом их отличие от политиков первого эшелона, которые сумели сформировать свой имидж.

К примеру,  Майя Санду – святая. А как иначе назвать политика, который объявлен «самым честным». Поэтому люди помогали ей собирать деньги для закупки средств противовирусной защиты, веря, что ни бануцы из этих денег не пропадёт. Да, не все молдавские политики воруют. Есть среди них, пусть в небольшом количестве, люди честные и порядочные. Но имидж «самого честного» у Санду. Постамент занят. Ренато Усатый – «пацан из народа», «борец». Плохих разоблачает, бедным помогает, о мигрантах, пенсионерах и медицинских работниках  заботится. Илан Шор может быть деньги и украл, но делится с народом. Опять же - обустроил Оргеев.

Самое трудное – это создать имидж. Но после того как имидж создан, он начинает работать на политика. И разрушить его бывает очень трудно.

А вот у политиков второго эшелона имиджевых портретов пока нет. Хотя нельзя сказать, что они не пытаются сформировать свой положительный имидж.

Но пока запоминающихся образов мы не видим.

Какой имидж у Октавиана Цыку и Дорина Киртоакэ? Один – историк, боксер, унионист. Второй – экс мэр (не совсем удачливый), племянник Гимпу, унионист.  Что  у них есть такое, что заставит людей поверить в  них, пойти за ними? Они – унионисты. Да. Но этого уже мало. Они не одни такие. А вот  чем они лучше других политиков-унионистов, какая от них польза, они пока не показали. Покажут? Не знаю.

Может Цыку и Киртоакэ пора понять, что времена, когда можно было въехать парламент на лозунгах «За Румынию!», «За Европу!» или «За Россию!» проходят. Хотите объединить Молдову и Румынию? Предложите свой план развития Молдовы, который позволил бы поднять уровень жизни в Молдове хотя бы до уровня жизни румын. И докажите, что мы войдем в Румынию не бедными родственниками, а на равных. И если такой план будет реалистичным, люди вам поверят. И это будет ваш шанс.

Виталий Маринуца - генерал, десантник. Невольно вспоминаешь Александра Лебедя. Тот был бойцом.  А наш генерал-десантник  – защитник экологии. Это что-то новое в мировой  политике. Привычнее от десантников ожидать планов захвата дворцов (ни на что не намекаю), а не предложений по защите природы, здоровья нации и развития образования. Впрочем, сейчас времена другие. Интеллект, здоровье, экология – это нынешний фронт борьбы для выживания и развития страны. И это лучше и полезнее, чем «захваты дворцов». Знаю, что у Маринуцы есть интересные проекты по экологии, образованию и здравоохранению. Но общественность с ними  практически не знакома. И пока не видно, чтобы он предпринимал заметные попытки довести свои идеи до граждан. А  время уходит. 

Андриан Канду. О его перспективах, плюсах и минусах говорилось здесь. Со многим сказанным согласен. Добавлю только одно. У Андриана Канду и его коллег по созданию новой партии есть один большой полюс: в отличие от Майи Санду, которая не набралась мужества покинуть пост министра, когда  ЛДПМ была у власти, они покинули ДПМ в тот момент, когда эта партия входила во власть, создавая коалицию с ПСРМ. Редкий и необычный  случай для Молдовы. Добровольный уход из властной коалиции. Но этого плюса может не хватить, чтобы войти в будущий парламент. Нужны еще и привлекательные идеи для избирателей, нужен имидж созидателей.   Этого пока нет.

Виктор Шелин, он, моему мнению, один из самых креативных людей Молдовы. Идей у него много, есть среди них  интересные,  нужные Молдове. Но проблема  в том, что идеи эти  не систематизированы, нет единого проекта развития Молдовы.  Проекта, который  был бы интересен не только специалистам, но который был бы понятен каждому гражданину.  И еще одна проблема. Виктору Шелину пора определиться. Кто он: политик, бизнесмен, эксперт, консультант? Какова его  функция? Давать другим советы или самому пытаться реализовать задуманное. В последнем случае, нужно серьезно заниматься политикой и бороться за власть.

Марк Ткачук, Юрий Мунтяну, а они, кто такие? Новая политическая сила или тоскующие по прежней власти бывшие чиновники? Они явно желают позиционировать себя как новые политики, как люди с современными взглядами, с новым видением мира и перспектив Молдовы. Возможно, они действительно учли уроки прошлого, изменились, поверили в свои силы и свои возможности. Но что они предложили Молдове? Критику Додона. Так в этой критике пока больше обиды за прошлое, за попытки уголовного преследования, чем системного анализа провальной политики президента. А ведь материала для критического анализа выше крыши.  И пока у этих политиков нет своего проекта, который бы ассоциировался с ними. А ведь когда-то был «Молдавский проект», жаль, что забыли. А в нем было много  интересных идей.    

Аксакал Владимир Воронин. Он поражает тем, что, оказывается, есть еще граждане, которые готовы поддержать его и Партию коммунистов.  Но их  число явно  уменьшилось. А ведь не так  давно партия была в лидерах, и ничего не предвещало ее политической смерти. Ушёл бы Воронин своевременно с поста председателя партии, провёл модернизацию  ПКРМ -остался бы в первом эшелоне молдавской политики. А сегодня – пустота. У партии ни авторитетного лидера, ни идей, ни  проектов. Будем ждать съезд этой партии. Может быть, он сможет вдохнуть в нее новую жизнь.

Джокер. В переломные моменты шансы открываются для многих. Нельзя исключать, что в Молдове появится новый политик, новая партия. Место спасителя Молдовы вакантно. Ждем.

Послесловие.

Есть шанс у тех, кто сегодня во втором эшелоне? Есть. Нынешние лидеры, как те, кто у власти, так и в оппозиции,  многим изрядно надоели. Общество хочет перемен. И это шанс попасть в  высшую лигу.  Это также шанс для новых политиков. Их пока нет, но они обязательно будут. Социальная лестница открывается…

Обсудить