Кто больше выиграл от коронакризиса — производители туалетной бумаги или имбиря?

Удивительный и во многом беспрецедентный хаос, четвертый месяц царящий в инфицированном коронавирусом мире, уже привел к множеству последствий. Одно из них — понимание того, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

В считанном количестве государств системы медицинской помощи оказались более-менее адекватны вызовам, а правительства продемонстрировали навыки и умения кризисного менеджмента. Правда, судя по всему, нас еще ожидает и вторая волна, и, возможно, третья, а также резкий рост психических и психосоматических расстройств ущемленного в правах населения, так что окончательные выводы можно будет сделать лишь через пару лет. А пока, в условиях провальных коммуникаций на тему COVID-19, хотелось бы понять, что вообще происходит.

"Если на клетке слона прочтешь надпись "буйвол",— не верь глазам своим". Эта цитата из собрания мыслей и афоризмов "Плоды раздумья" Козьмы Пруткова вполне могла бы стать эпиграфом к наблюдаемым в окружающей среде процессам. Казалось бы — весь мир, от ведущих и доверенных до самых "желтых" СМИ, говорит только о вирусе, и делают это массмедиа, буквально разжевывая каждый бит имеющейся информации обеспокоенной публике. Отчего же тогда с каждым днем в параллельной реальности, состоящей из великой тройки YouTube, Facebook и Twitter, растет число альтернативных теорий, мнений и рекомендаций, изрекаемых устами авторитетных и весьма заслуженных специалистов, начисто отвергающих коронавирусный мейнстрим правительств и международных организаций?

Одна из причин — неумение или нежелание официальных коммуникаторов от власти дать четкий ответ (даже если он звучит "мы пока не знаем") на три главных вопроса критического анализа — что, как и почему случилось. В результате богатая фантазия тех, кто считает, что за всем в мире стоит выгода и деньги, кто верит в "мировое правительство" и всемогущество электромагнитного излучения малой мощности, в сочетании с готовностью даже некогда авторитетных СМИ разнести любые версии по миру, порождают тьму теорий заговора кого-то против всех. Давно конспирология не расцветала таким пышным цветом.

Итак, о том, кто виноват. Это — правительства Китая, США, России; Билл Гейтс; мировое правительство, Ротшильды и/или Сорос; производители туалетной бумаги и имбиря; фармацевтические компании — производители будущих вакцин и, конечно же, 3М и Аmazon. Странно, что среди родственников сотрудников бактериологической лаборатории и мокрого рынка в Ухане все еще не обнаружились производители масок и аппаратов ИВЛ, таксисты, провайдеры Интернета, владельцы ZOOM и Skype.

Особо следует отметить количество специалистов по технологии 5G, проявившихся среди врачей. Оно примерно равно количеству специалистов по инфекционным заболеваниям, обнаруженным среди работников сферы телекоммуникаций. Одни считают совершенно очевидным, что частоты 5G способствуют распространению вируса, а другие точно знают, чем именно должны быть оснащены инфекционные отделения больниц. Однако при всей широте взглядов, выказываемых на всех возможных платформах, следует признать — на этот раз конспирологические теории возникают не только потому, что их авторы обматывают голову фольгой в поисках защиты от космического излучения. Причина в том, что месседжи, разъяснения и рекомендации, исходящие из официальных источников, сплошь и рядом неадекватные, противоречивые, неполные и необоснованные.

Вспомним недавнюю историю о масках. На протяжении месяца не менее десяти раз ВОЗ, различные медицинские центры и мировые светила высказывали противоположные мнения по поводу их ношения, и все закончилось тем, что маски привезли, сделали их ношение обязательным и стали продавать за огромные деньги. При этом очевидная глупость ношения маски на улице и в одиночестве или на прогулке с родственником, с которым и так живешь вместе, как раз и наводит на мысль о том, что это кому-то нужно.

На четвертом месяце борьбы с COVID-19 (который одни врачи называют просто ухудшенным гриппом с осложнением в виде воспаления легких, а другие — вселенским злом, разрушающим не только легкие, но и сердце, сосуды, печень, почки, репродуктивные органы мужчин, Y хромосому и даже мозг) выяснилось, что о болезни известно так много, что почти ничего. Недавно к этому процессу подключились и дерматологи, заявившие о связи целого ряда кожных патологий с коронавирусом. Анализ публикаций на эту тему (хотя большинство читателей не смотрят дальше панического заголовка) свидетельствует, что зачастую выводы делаются на основе историй болезни буквально нескольких пациентов (как правило, имевших букет сопутствующих болячек) и являются скорее спекуляциями, чем установленными фактами. Тут конспирология возникает на этапе рекомендаций, то есть ответа на вопрос "что делать?".

Первое слово, которое прозвучит в ответ, — вакцина. Множество "сценаристов" и "модельеров", еще недавно моделировавших кривые нормального распределения Гаусса с различными параметрами "сглаживания кривой" при неадекватных начальных данных, теперь с не меньшим азартом рассказывают о множественных сценариях возвращения к нормальной жизни. От двух месяцев до двух лет — таков временной интервал возвращения улыбок на лица. И все зависит от вакцины. Но если вирус мутирует, в чем вроде бы не сомневается уже никто; если количество инфицированных, но бессимптомных сограждан возможно в 50–80 раз (как показали последние исследования в США) превышает выявленных носителей SARS-CoV-2; если те, кто перенес болезнь и выздоровел не приобрели устойчивого иммунитета, и среди них активно регистрируются повторные заражения (это данные самой ВОЗ) — о какой вакцине вообще речь?

Ну как тут не вспомнить Билла Гейтса, щедро финансирующего разработку вакцин? Возможно, все же следует сосредоточиться на разработке эффективных лекарств? Ведь в нынешней ситуации просто просится на свет конспирологическая теория о наступлении эры "медицинской диктатуры", когда каждый год от каждого из нас будут требовать вакцинации против очередного штамма коронавируса (или от какой-либо иной инфекции), ношения биопаспорта, который будут проверять на границах. Можно только представить, сколько заработают производители этих вакцин, если вакцины эти понадобятся на каждую сезонную вариацию SARS-CoV-2.

Нелепо выглядят политики, рассказывающие, какие лекарства помогают от коронавируса, если только они не заинтересованы в росте акций компаний, производящих эти препараты. Преступны публичные споры политиков со специалистами по поводу медицинских аспектов проблемы, граничащие с попыткой пиара на костях.

Не менее опасная тема — публичный доступ к медицинским данным индивидуумов. Это уже происходит, когда о болезни того или иного лица сообщают в СМИ, а в Украине умудрились даже напечатать адреса проживания инфицированных, спасибо, что без номеров квартир и фамилий. Бесконечное нагнетание паники, социальное дистанцирование и непрерывное внушение, что каждый человек — потенциальная угроза, могут иметь крайне неожиданные последствия с точки зрения психических расстройств. Только слух о том, что в классе, где учится ваш ребенок, обнаружен пусть даже бессимптомный носитель SARS-CoV-2, может привести к насилию — психологическому и физическому. Разве опыт с носителями вируса HIV никого ничему не научил? Мы ведь это все уже проходили. А как быть с тотальной слежкой за перемещением населения, к которой радостно подключились Apple и Google и даже приложения не поленились изготовить?

Конспирология возникает там, где нет внятных ответов на самые главные вопросы. Где заканчиваются фантазии правительственных структур и начинается обоснованная забота об общественном благе? Почему с такой неохотой дают разъяснения о методике статистической оценки угрозы, что приводит к реальным материальным потерям и в ряде случаев — к социальным протестам, уже начавшимся, к примеру, в США и Израиле?

Импотенция ВОЗ по организации скоординированного ответа человечества на угрозу пандемии (которая, кстати, была объявлена этой самой ВОЗ, когда параметры инфицированных и погибших даже близко не соответствовали ее собственным инструкциям) уже настолько очевидна, что не требует никаких теорий — ни конспирологических, ни фактических. К примеру, недавние данные, собранные аналитическими структурами Всемирного экономического форума, показывают, что на более-менее жестком карантине в мире сегодня находятся лишь 2,6 миллиарда человек, то есть всего около трети населения планеты. И это при том, что коронавирус присутствует почти в 200 странах, а значит — повсюду. Но мы ведь уже знаем, что мир един, глобализация сделала его таким, и либо карантин по единым стандартам должен быть повсеместным, либо он бесполезен. Вот в Китае сейчас происходит повторное заражение приезжими из России, так зачем были крайне жесткие меры в Ухане? А если кто-то обеспечивает жесткий карантин, вызывая реально критическое падение экономики, а кто-то при этом активно работает, скупая активы и превращая воздух в деньги, то наверное не одна конспирологическая теория еще появится на свет. Все точно, как с ценами на нефть — если кто-то опускает их впервые в истории в глубокий минус, значит это кому-то нужно. Может, они и за коронавирус в ответе?

Не менее удивительно и то, что справедливая борьба с конспирологией часто становится ее же разновидностью. Нельзя любой критический анализ совершенно очевидно необоснованных решений (вроде тотального запрета на прогулки в парках) сразу классифицировать как попытку создать теорию заговора. Правительства (любые) имеют полномочия управлять, но у них нет монополии на истину.

Обоснованность решений населению надо разъяснять и вести с ним диалог, а не отмалчиваться, прикрывая собственную некомпетентность драконовскими мерами. Сколько еще должно пройти времени, чтобы решением президента или правительства в стране наконец был создан экспертный совет ведущих вирусологов и инфекционистов, который на основе анализа всех имеющихся строго научных и подтвержденных данных сформулировал бы рекомендации, которые и стали бы основой для обоснованных решений? И этим людям нужно гарантировать возможность дать профессиональную оценку ситуации, без политического влияния. И хорошо заплатить за работу. Сделайте это прозрачно и понятно для третьеклассника — и никакой конспирологии не возникнет.

Nothing personal, just business.

 

Сергей Корсунский — Директор Дипломатической академии имени Геннадия Удовенко при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины

Обсудить