Железный занавес реставратора П

По уровню репрессивной запретительности это все более напоминает поздний Советский Союз. Светлая Россия будущего бодро залезает в собственную историческую задницу.

Между тем на фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. неспособности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима. Оно не носит характера эскалации прямых репрессий — если никто не сопротивляется, то и репрессировать как бы пока некого. Оно носит характер планомерного изменения привычного институционального порядка. Что-то, что раньше и так не одобрялось, теперь получает статус запрещенного законом или даже преследуемого в уголовном порядке.

Каждый день слышишь о новых и новых инициативах — объявлении людей нежелательными организациями и иностранными агентами, уголовных сроках для нежелательных и иностранных при получении ими административных взысканий (если улицу в неположенном месте перешел иностранный агент, то это — очевидная диверсия), поправках в закон об образовании, запрещающих контакты с иностранцами и прочая. Реставратор Путин реставрирует железный занавес в темпе ударной комсомольской стройки.

В принципе, это ожидаемо. Обнуление Путина, т.е. отказ от конституционной нормы, ограничивающей число президентских сроков, это критический рубеж для большой группы стран, переживших либерализацию политического режима в первой половине 1990х. Если режим проходит этот рубеж, он будет быстро трансформироваться в жесткий авторитаризм. Отсутствие организованного сопротивления при прохождении рубежа — это карт-бланш на наступление на общество. И оно будет продолжаться до того момента, пока не возникнет сопротивление. Это логично.

По уровню репрессивной запретительности это все более напоминает поздний Советский Союз. Светлая Россия будущего бодро залезает в собственную историческую задницу.

Оригинал

Обсудить