Олег Хоржан: «Не нужно бояться этого режима. Гушан, Красносельский, Мова и вся их компания сильны только нашим страхом»

Стратегическая ошибка Игоря Додона, на мой взгляд, заключалась именно в том, что он вместо защиты граждан Приднестровья, мягко говоря, заигрывал с режимом, который этих граждан обворовывал и унижал. И продолжает обворовывать и унижать

«Созвездия Молдовы с Артуром Ефремовым» представляют:

Начало

Олег Хоржан: "Настоящий хозяин приднестровской власти только один…"

Олег Хоржан: "Настоящий хозяин приднестровской власти только один…"

Милиционер взамен милиционера или «ищите женщину»?

– Как вы думаете, у Руслана Петровича Мовы, главы приднестровского МВД, уже «прорезаются» президентские амбиции? Об этом говорят многие: и в самом Тирасполе, и в Кишинёве, и, о боги американской демократии, в самом посольстве США в Кишинёве!..

– У этого точно есть. Только опять же, от его желания ничего не зависит.

– А может быть, что следующим президентом ПМР будет женщина? Умная, хваткая, многих и многое знающая. И зовут эту даму Галина Михайловна Антюфеева. Или Илона Петровна Тюряева… Такой «феминистский» вариант имеет право на жизнь?

– Галина Михайловна умная и знающая? Вы это серьёзно?!

Скажите, а вы видите разницу между Красносельским, Мовой, Антюфеевой или Тюряевой?!

Я в приднестровской политике с 1993 года, знаю всех этих ребят и девчат как облупленных. Хорошо понимаю, кто, как и зачем запускает шестерёнки этого механизма.

Помните, как в басне Крылова? «А вы, друзья, как ни садитесь, Всё в музыканты не годитесь». Формальная смена фамилий в президентском кресле ни к чему не приведёт. Поэтому надо решать главный вопрос республики – вопрос приднестровской монополии и её хозяина.

– Олег, не скрою, чтобы сохранить наше интервью в максимальном секрете, я консультировался по вашу душу только со своими давними и проверенными коллегами и партнёрами в Москве. Я был уверен, что от них никакой утечки информации в Тирасполь не будет. К счастью, так и было… Вот что они поведали: в окружении господина Путина есть серьёзные, думающие и дальновидные мужики, которым, как бы это помягче сказать, уже осточертел нынешний олигархическо-ментовской режим в Приднестровье. Гушан, Мова, Красносельский и компания застряли в совковом прошлом и ни в какую не хотят из него выходить… А в Кремле и на Старой площади, 4, уже хотят кого-то адекватного, нормального и предсказуемого. Возможно, с чуть европейским «налётом» или «шармом». Поговаривают, что за вас готово «подписаться» само(!) Главное управление Генерального штаба Вооружённых сил РФ. Ещё совсем недавно эта структура была известна всему миру под коротким названием – ГРУ… Короче, Олег, мне сказали, что вы до конца мая текущего года должны выйти на свободу. И плевать ГРУшникам и на Гушана, и на Красносельского, и на Мову… А вас, Олег Олегович Хоржан, подлечат и будут серьёзно готовить к предстоящим президентским выборам в ПМР. Что не так в этой версии, мой уважаемый собеседник?

– Для начала, смею вас заверить, что в советское время у Гушана и компании не было бы ни единого шанса на существование. Поэтому Приднестровье – это уже давно не осколок Советского Союза. Происходящее здесь больше похоже на период дикого капитализма XIX – начала XX веков.

Я знаю, что в России достаточно порядочных политиков и государственных деятелей, понимающих, что скорейшее решение проблемы с действующим в Приднестровье режимом – это вопрос и национальных интересов самой России. Само существование такого режима, который прикрывается поддержкой российского руководства, даёт серьёзные аргументы противникам внешнеполитического курса Кремля.

Кроме того, в Приднестровье живёт большое число граждан Российской Федерации. И эти граждане не смогут жить нормально, безопасно, пока приднестровская власть контролируется «Фирмой».

Что касается предстоящих президентских выборов, то мы готовимся к ним более чем серьёзно. Сегодня то, что мы предлагаем и что готовы реализовать в Приднестровье, поддерживает подавляющее число приднестровцев, и мы это доверие просто обязаны оправдать.

– А что, к слову, говорит нынешнее приднестровское законодательство об УДО (условно-досрочное освобождение. – Прим. автора): только после отсидки двух третей срока или по президентской амнистии, в честь 9 Мая?

– Право на УДО я получил еще в декабре 2019 года. Но вопрос не в этом. Решение о моём освобождении не зависит от закона.

Сегодня для «Фирмы» моё освобождение – это страшный сон, это начало их конца. Именно поэтому они так сопротивляются. Могу вас заверить, что этот вопрос сегодня находится в повестке дня на самом высоком уровне.

Вы, наверное, знаете, что в апреле 2020 года лидеры всех без исключения фракций российского парламента обратились к Красносельскому с письмом о моём освобождении – и приднестровская власть наплевала, в том числе, даже на это письмо.

Думаю, что вопрос о моём выходе на свободу может быть решён, только если будут приняты жёсткие политические решения за пределами Приднестровья.

«Бабки» приднестровского «Шерифа» в обмен на лояльность молдавских чиновников и политиков и есть ли совесть у Игоря Додона?

– Олег, вы осмелитесь назвать фамилии тех молдавских государственных и политических деятелей, которые были и до сих пор находятся «на содержании» господина Гушана и холдинга «Шериф»?

– Здесь дело не в смелости. Если бы я достоверно владел такой информацией, я бы, безусловно, эти фамилии назвал. Но с достаточно большой долей вероятности могу предположить, что, к сожалению, такие политики в Кишиневе есть. И не только в Кишиневе.

– Это правда, что вы нужны были Игорю Николаевичу Додону до его президентства и до вашего ареста и приговора в 2018 году? Чтобы, так сказать, получить от приднестровских избирателей дополнительные «бонусы»? А потом, как мне кажется (и не только мне. И не только в Кишинёве. И не только в Тирасполе…), Игорь Николаевич Додон благополучно «слил» вас и забыл. Это так или я неправильно понял ваши нынешние отношения с господином Додоном?

– Мы с вами договорились, что будем вести честный разговор, поэтому хочу сказать, что вы, мягко говоря, некорректно сформулировали вопрос.

Я общался с Игорем Додоном не потому, что ему что-то было нужно от меня, а потому, что я сам считал такое общение необходимым и полезным для интересов граждан Приднестровья.

Я, пожалуй, единственный в Приднестровье политик, который ещё с середины 90-х публично выступал за открытый диалог между политиками с обоих берегов Днестра, прежде всего – для решения повседневных проблем наших граждан. В свое время я общался со многими политиками правого берега: Владимиром Ворониным, Марком Ткачуком, Игорем Тулянцевым, Григорием Петренко, депутатами парламента Республики Молдова разных периодов. И Игорь Додон, в данном случае, не был исключением. Это первое.

Второе. Между нами, как политиками, не было договорённости о том, что он будет меня защищать, будет меня вытаскивать и так далее. Поэтому то, как он повёл себя после моего ареста, было исключительно его решением и делом его совести.

Третье. Однако я, как гражданин Республики Молдова, рассчитывал на то, что президент Игорь Додон примет более весомое участие не столько в деле Олега Хоржана, сколько в отстаивании прав и свобод жителей Приднестровья. В защите Приднестровья от произвола «Фирмы» и её хозяев.

В фабрикации моего уголовного дела и вынесении заведомо неправосудного приговора принимали участие приднестровские чиновники высшего эшелона: Мова, Гурецкий, Брынзарь, Пеньковский – весь «цветник» Виктора Анатольевича Гушана… Прокуратура Республики Молдова возбудила уголовное дело, и больше ничего не было сделано…

Стратегическая ошибка Игоря Додона, на мой взгляд, заключалась именно в том, что он вместо защиты граждан Приднестровья, мягко говоря, заигрывал с режимом, который этих граждан обворовывал и унижал. И продолжает обворовывать и унижать…

– Как вы думаете, Игорь Додон «слил» вас и забыл по деликатной, но настойчивой просьбе господина Красносельского или господина Гушана?

– Почему Игорь Додон выбрал такой вариант, знает только он…

– Сколько процентов из ста вы даёте, что господин Додон сотоварищи вытащит вас из приднестровских застенков?

– Думаю, этот вопрос тоже к нему.

«Дело Олега Хоржана»: бонусы, дивиденды и плюсы… Для всех…

– Олег, мы с вами далеко не наивные юноши, поэтому давайте наш следующий блок вопросов и ответов превратим в некое подобие крутых американских горок. Итак, давно известно, что громкие политические процессы вызывают не менее громкий резонанс. И многие стараются – такова уж наша бренная жизнь –зарабатывать на этих процессах государственные, политические, финансовые, репутационные и прочие дивиденды. Вы и ваше дело – не исключение из этого правила. Этот вопрос будет длинным, поэтому разобью его на части…

Итак, чем «дело Олега Хоржана» может помочь нынешнему президенту РМ Майе Григорьевне Санду в её переговорах с Тирасполем?

– Я бы ответил на этот вопрос несколько шире, чем рамки только переговорного процесса.

Я вам уже говорил, что нахожусь в приднестровской политике почти 30 лет. За этот период республика переживала разные времена. Было, конечно, и недовольство властью, что привело в 2011 году к падению Игоря Смирнова и избранию Евгения Шевчука на пост президента. А в 2016 году – уже к падению Шевчука и избранию Красносельского на пост главы ПМР.

Но такой ненависти, в прямом смысле этого слова, как к ныне действующей приднестровской элите, у граждан Приднестровья не было никогда. Поэтому наши люди будут относиться с уважением и благодарностью к любому политику, который сможет этот ужас и произвол остановить. Кто поможет справиться с монополией. Кто защитит права человека и освободит из тюрем политических заключенных.

– Москве, Кремлю, Путину?

– О Российской Федерации я уже говорил. Я думаю, что действующий в Приднестровье режим серьезно дискредитирует российское руководство и наносит невосполнимый вред национальным интересам самой России. В том числе и с проблемой политических заключенных в Приднестровье.

– А чем «дело Олега Хоржана» может помочь президенту Санду в её противостоянии с Игорем Додоном и его Партией социалистов?

– Я уже на этот вопрос ответил.

– Какие плюсы «дело Олега Хоржана» может принести нашим соседям – Украине и Румынии?

– Что от этого получит Румыния, я не знаю. А что касается Украины, то на территории Приднестровья проживает большое количество её граждан. Поэтому Украине, я думаю, не должно быть всё равно, как они здесь живут.

– А брюссельским комиссарам и чиновникам?

– Если защита прав человека, защита цивилизованных ценностей, забота о судьбе политических узников для европейских и американских политиков не пустой звук, то они, на мой взгляд, должны, в первую очередь, обратить внимание на то, что творится в Приднестровье. Тем более, насколько я знаю, многие активы приднестровского олигарха находятся именно в западных странах.

– А Вашингтону? Особенно после недавних заявлений господина Байдена о всецелой поддержке Киева в случае обострения отношений между Украиной и Россией?

– Не дай Бог нам дожить до того времени, когда Россия вынуждена будет воевать с Украиной! Я думаю, что в этих условиях Вашингтону будет не до Приднестровья.

– Господин Зюганов из Москвы ещё на вашей стороне? Чем-то помогает: советами, посылками с продуктами питания, финансовой поддержкой ваших родных?

– Да, и помогает достаточно серьёзно. Зюганов не просто очень опытный и мудрый политик, он пользуется огромным уважением у высшего руководства Российской Федерации. Я думаю, во многом благодаря его стараниям я до сих пор жив.

Геннадий Андреевич постоянно поднимает перед руководством России не только вопрос о моём освобождении, но и главную проблему всего Приднестровья, за что мы ему очень благодарны. Кстати говоря, это делает и его команда – депутаты Государственной Думы Казбек Тайсаев, Леонид Калашников, Дмитрий Новиков.

– Олег, не скрою, некоторые персоны из ближайшего окружения президента Санду, с которыми я общаюсь, деликатно и доверительно намекнули мне, что некоторые её советники, которым она поручила разобраться и вникнуть во все тонкости «дела Олега Хоржана», целенаправленно и цинично дурят президента по этому делу. Тянут кота за хвост, перекладывают бумажки из папочки в папочку… Лишь бы Санду не узнала всю правду о вас и о вашем деле. Не хотите продолжить ход моих мыслей?

– Нет. Не хочу. Взаимоотношения внутри команды Майи Санду – это исключительно её дело. Хотя, насколько мне известно, именно в последние месяцы «дело Олега Хоржана» и вопрос о нарушении прав человека в Приднестровье получили очень серьёзное развитие…

О роли главного афроамериканца нашего региона в «деле Олега Хоржана» и чего ждать от генпрокурора Стояногло?

– Почему бы вам не закончить эти мытарства и не попросить о поддержке посла США в РМ Дерека Хогана? Думаю, это единственный человек в нашем регионе, которого побаивается вся триада Гушан –Красносельский – Мова…

– Уверен, что посол США очень хорошо знает эту историю. Кстати говоря, Соединенные Штаты – одна из первых стран, признавших меня политическим осужденным. Ещё в 2019 году в докладе Государственного департамента США моё дело было обозначено как политическое, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– У вас есть хоть одно объективное и разумное объяснение, почему до сих пор генеральный прокурор Республики Молдова Александр Дмитриевич Стояногло ни в какую не хочет официально встретиться с вашими родителями, семьёй, адвокатом?

– Прокурор Республики Молдова встречался с моими родителями осенью 2020 года. Пока это всё, что я могу сказать. Пусть остальное останется интригой…

– Олег, как вы думаете, после того, как это интервью будет опубликовано и разослано нескольким тысячам адресатов – в Кишинёве, Комрате, Тирасполе, Москве, Киеве, Бухаресте, Брюсселе, Вашингтоне, что может произойти с вами: расстреляют, «скоропостижно уйдёте» в лучший из миров или, как минимум, вновь в карцер?

– Всё может быть. Но есть очень хорошая пословица, которая применима здесь во всех смыслах: волков бояться – в лес не ходить.

Во всяком случае, мне кажется, что любому порядочному человеку должно быть противно бояться Гушана и его окружения. Тем более это недостойно мужчины.

– Раз уж нам удалось так душевно и доверительно побеседовать, что бы вы хотели пожелать своим родным и тем людям, которые продолжают в вас верить?

– Моим родным?.. Терпения. Прежде всего терпения. Достойно пройти этот путь, каким бы сложным он ни был.

А людей, приднестровцев, я хочу поблагодарить за поддержку. Мы обязательно освободим наше родное Приднестровье от этого зла. Это лишь вопрос времени. И, как бы банально это ни звучало, только от нас зависит, когда это произойдет. Чем быстрее все мы осознаем, что от каждого конкретного человека зависит многое, чем раньше откажемся жить по принципу «моя хата с краю», тем скорее обретем нормальную, достойную жизнь.

И ещё, не нужно бояться этого режима. Гушан, Красносельский, Мова и вся их компания сильны только нашим страхом. Они могут посадить одного, десять, сто человек. Но против всего народа они бессильны. Об этом говорю не я, об этом говорит история развития любого общества, любой страны.

От автора. Ну что ж, господин Красносельский, ваш антипод сказал то, что сказал. Олег Хоржан оказался крутым мужиком. С кое-чем титановым. В отличие от его бывших коллег по Верховному Совету…

Мяч на вашем поле. Промолчите, как обычно? Испугаетесь откровенного и не «прилизанного» диалога? Или поступите как настоящий лидер, мужчина, офицер, генерал?

Пообщаемся, Вадим Николаевич?

 

Обсудить