За всю историю Кишинева только Карл Шмидт был самым великим по масштабу личности и деяниям примар.

Великий градоначальник Кишинева Карл Шмидт был избран Городским Головой 20 сентября 1877 года. Ему было всего 30 лет.

20 сентября 1877 года, 30-летний Карл Шмидт стал городским головой Кишинёва. На эту должность он последовательно переизбирался вплоть до 1901 года.

Напомним самые интересные факты из жизни великого головы Кишинева.

Итак, Карл-Фердинанд Шмидт родился 25 июня 1846 года в Бельцах, в интернациональной семье хирурга, прибалтийского немца по происхождению, и полячки. Семья переехала в Кишинев, где c 1857 по 1863 Карл учился в гимназии, а потом два года – на физико-математическом факультете Киевского университета. После этого Карл Шмидт изучал право в Одесском университете и получил по окончании звание доктора юридических наук.

После того, как Шмидт отлично зарекомендовал себя на посту помощника следователя в Бендерском уезде, его перевели на должность следователя по уголовным делам Кишиневского округа. Уже через два года, в 1872, благодаря абсолютному знанию законов, а также врожденной справедливости и гуманности, Карл Шмидт был утвержден почетным мировым судьей. Интересно, что возложенные на него тогда обязанности он продолжал исполнять и после того, как стал третьим по счету Городским Головой.

А происходило его назначение почти одновременно с началом очередной русско-турецкой войны (1877-1878), и Шмидт принимал самое деятельное участие в обеспечении кишиневских добровольцев всем необходимым. Официально Карл Шмидт был избран Городским Головой 20 сентября 1877 года. Ему было всего 30 лет.

Шмидт происходил из благородной семьи и был материально обеспечен. Считается, что сделав к тому времени блестящую карьеру, он принял должность главы города не ради денег, а ради возможности работать на благо общества. Суровый, педантичный, упорный, энергичный, он отличался от других городских советников, получивших домашнее образованиее, своими обширными знаниями и высокой культурой. Стратегия всех последующих лет жизни Карла Шмидта была долговременной и имела ясную цель – изменить положение вверенного ему города к лучшему. В то время нынешняя столица представляла собой довольно грязное поселение с азиатским налетом. Поэтому главной целью было придание центру губернии более современного облика с обязательным улучшением условий жизни горожан.

Надо сказать, система городского управления в 1877 году находилась в самом зачатке. Не было ни практики, ни опыта, поэтому и копировать было неоткуда – требовалось создавать! Будучи дипломатом, Карл Шмидт сразу уловил главное: “никогда не пытайся убедить того, кто не слушает тебя”, “умей вовремя уступать тем, кто обладает большей властью, чем ты”, “приближай к себе тех, кто не ставил перед собой цель и желание попасть в Думу”.

Шмидтом были начаты и частично закончены многие капитальные улучшения. Во-первых, Кишинев очень скоро очистился от грязи. Центральные улицы были вымощены на манер европейских, и город быстро избавился от преследовавшего его провинциального статуса. Была внедрена система канализации и построен водопровод, благодаря которому горожане получали такую необходимую в быту воду. Одним из важных шагов стал трамвай, который был не только быстрее и удобнее, но и стал для всех любимейшим видом транспорта. А вечерами горожане стали охотнее гулять в парках и городских аллеях, которые теперь были освещены.

Карл Шмидт строил мосты и бойни; при нем свершились некоторые важные изменения на городских рынках, была совершена удачная сделка по приобретению 3000 десятин земли. При Шмидте были построены многие здания, которым невероятным образом до сих пор удается оставаться украшением города: Примэрия, здание Кишиневского окружного суда (сейчас – дирекция ГП “Железная дорога Молдовы”), частная женская гимназия Дадиани (теперь – Национальный художественный музей).

Были открыты несколько православных церквей и молельных домов для приверженцев других религий, увеличилось число медучреждений (в частности построена больница, ныне носящая имя Тома Чорбы); открылся культурный комплекс с залом для спектаклей и концертов (теперь на этом месте здание Правительства), Земский музей. Шмидт выделял деньги гимназиям, помогал развитию ремесленного, художественного и коммерческого училищ, при нем появились и новые корпуса реального училища.

Под председательством Карла Александровича строился кишиневский инвалидный дом, от которого сохранилась часовня (теперь церковь) на Рышкановке, рядом с бывшим кинотеатром “Шипка”. Шмидт инициировал открытие музея педагогики, учреждения музыкальной ассоциации “Armonia”. Как он все успевал, неизвестно, но Городской Голова являлся еще и членом ряда просветительных и филантропических организаций, входил в состав наблюдательных советов некоторых учебных заведений, содействуя улучшению образовательного процесса и условий жизни учащихся.

Немецкое происхождение никоим образом не влияло на отношения примара с жителями. Наоборот, Шмидт был эталоном уважения к местному населению: говорил по-румынски и был знатоком молдавской культуры, участвовал в организации концертов и других мероприятий, на которых исполнялись старые народные песни и люди были одеты в национальные костюмы.

 

Карл Шмидт стал одним из инициаторов установки в главном парке памятника Пушкину: именно по предложению градоначальника академик Опекушин, в то время работавший над монументом поэта в Москве, создал для Кишинева статую Пушкина в полный рост. Но, как вы знаете, собранных горожанами средств не хватило, и остановились на бюсте. Карл Александрович контролировал все этапы строительства памятника и участвовал в закладке первого камня. То же самое можно сказать о монументе Александру I.

Последний этап исполнения обязанностей Городского Головы был у Карла Шмидта связан с темным пятном в истории Кишинева. Дело в том, что несмотря на немецкие корни, у главы города были особенные взаимоотношения с еврейским населением, которое поддерживало его во всех начинаниях. Поэтому еврейский погром 1903 года стал для Шмидта настоящим шоком. В те дни он послал телеграмму министру внутренних дел, созвал чрезвычайное собрание городской думы, организовал сбор средств для пострадавших. Более того, он приютил у себя несколько семей и отправил еврейской больнице весь запас дров из своего дома. Эти трагические события изменили его жизнь. В сентябре 1903 года Шмидт по собственной воле ушёл с должности главы города, протестуя тем самым против социального зла, глубоко поражённый тем, что в Кишинёве, европейском, по его мнению, городе, могло произойти нечто подобное.

Историки считают, что Карл Шмидт сделал, возможно, даже больше, чем входило в его обязанности, как главы города. При этом важно не только то, что было сделано при его управлении, но и тот факт, что именно тогда был заложен фундамент для последующего улучшения и развития. Говорят, Городской Голова не терпел коррупции и внедрил в примэрии более совершенные методы учёта. Оставшись вдовцом с четырьмя детьми, он был всегда на защите сирот и социально-уязвимых слоёв населения, не говоря уже о том, что всегда содействовал сохранению межэтнического и межконфессионального мира и согласия.

Карл Шмидт не был беден и мог многое себе позволить, при этом отчетливо понимая, что человеку нужно ровно столько, сколько необходимо. Он жил в достаточно скромном доме на улице Михайловской (ныне Еминеску), хотя памятная табличка, установленная, кстати, не так давно, украшает другое строение – на углу нынешних улиц Еминеску и Митрополит Варлаам. Но, по мнению исследователей, этот дом Шмидт выиграл в карты и сдавал внаем, а жил на Михайловской, 53.

В любом случае, именно нынешняя улица Митрополита Варлаам долгое время носила имя Шмидтовской (в разные годы она была Гостиная (1817-1899), Шмидтовская (1899-1924), Карол Шмидт (1924-1944), Сталинградская (1944-1961), 25 Октября (1961-1990), и уже с 1990 г. – Митрополита Варлаам). Как видите, румынские власти в 1924 году не стали менять название улицы, которая носила имя градоначальника времен Царской России.

После ухода с поста Карл Шмидт прожил ещё двадцать пять лет . До 1908 года он продолжал исполнять функции почетного мирового судьи, до 1912 – члена правления кишиневского Кредитного общества, и почти до самой смерти в меру сил участвовал в жизни города, ставшего для него родным. Он, в том числе, добывал средства для благотворительных столовых, одна из которых носила его имя. Шмидт удостоился многих наград (ордена Святого Станислава, Святой Анны, Святого Владимира) и одного из высших в Российской империи званий – действительного статского советника.

Несмотря на все заслуги и регалии, над его могилой поставили скромный деревянный крест. Выяснилось, что Шмидт в завещании просил не устраивать пышных похорон, а собранные “на венок” деньги передать в столовые для бедняков. Могила Карла Александровича не сохранилась, и не время тому виной. На месте лютеранского кладбища, где он был погребен, построили кинотеатр “40 лет ВЛКСМ” (ныне “Гаудеамус”).

МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВЛЕН ПО ИСТОЧНИКАМ ОТРЫТОЙ ПЕЧАТИ

 

 

 

 

 

Обсудить