Продолжение истории похищенного в "Приднестровье" гражданина Молдовы Александра Ржавитина

В принципе, все пока вполне предсказуемо: в Молдове его пытаются запутать и заболтать, похоронив под множеством противоречивых версий и обычного вранья, а в Тирасполе взяли паузу.

Вскоре после выхода моей статьи об Александре Ржавитине, похищенном 18 декабря прошлого года неизвестными лицами из своего дома в Первомайске, и брошенном в одиночку в подземном ИВС Тирасполя, выяснилось, что молдавские чиновники - как ныне действующие, так и вытесненные в оппозицию, буквально ночей не спят, отслеживая ситуацию с ним.  Правда все они отчего-то глухо молчали, пока я не опубликовал статью с инсайдом о том, зачем Тирасполю понадобился арест Ржавитина. Естественно, что об этой моей статье в их реакциях тоже не было ни слова, ее предпочли просто не заметить. Почему - мы еще обсудим. А пока посмотрим на сами реакции.

Вице-премьер по реинтеграции Александру Фленкя (Alexandru Flenchea) сообщил в ФБ, что следил за исчезновением Ржавитина аж с 30 декабря - с того момента, как информацию об этом опубликовал на своем сайте Promo-LEX. Фленкя, по его словам, уведомил о случившемся ОБСЕ и "переговорщика из Тирасполя Виталия Игнатьева" (пиармахеры из Newsmaker, пересказавшие пост Фленки, ненавязчиво повысили Игнатьева аж до "главы внешнеполитического ведомства Приднестровья").  Вице-премьер по реинтеграции также призвал "других партнеров - посредников и наблюдателей в формате 5 + 2" "заставить администрацию Тирасполя предоставить информацию по этому делу и, если информация подтверждена - освободить гражданина Александра Ржавитина".  В пересказе Newsmaker это было переведено как "убедить".

Впрочем, не суть, убедить или заставить. Вопрос в том, какие механизмы убеждения/принуждения Тирасполя есть в распоряжении самого Фленки, и, по большому счету, Молдовы? И, если они есть, то почему до сих пор не задействованы? Почему Молдова не может сама проверить информацию об аресте Ржавитина и уточнить его местонахождение?  Общественная организация Promo-LEX - может, я, частное лицо - могу, а Молдова - целое государство не может, как это так? Почему Молдова не может сама, не прибегая к помощи партнеров, заняться принуждением/убеждением тираспольских властей? А если у нее нет для этого механизмов, то это вообще странно. Ну, в самом деле - приднестровские предприятия регистрируются в Молдове, Приднестровье торгует невозбранно со всем миром через молдавскую таможню, держит счета в молдавских банках, приднестровские чиновники с молдавскими и иными паспортами, рулящие непризнанной ПМР, летают по всему миру через кишиневский аэропорт, Молдова закупает электроэнергию, которую вырабатывает отжатая у нее МолдГРЭС - в общем, все путем, секс-дружба-жвачка и смачные поцелуи по всем денежным вопросам. А когда дело доходит до соблюдения прав конкретного гражданина, то вдруг оказывается, что никаких механизмов убеждения/принуждения у Молдовы нет, и ей надо ходить, побираться, беспокоя партнеров. Я, извиняюсь, а Молдова - это, вообще, государство, или как? Если государство, то почему, при таком богатом наборе потенциальных средств воздействия, она неспособна решить проблему Ржавитина за пару часов?  А если Молдова не государство, то кто все эти люди - президент, премьер, председатель парламента, депутаты, министры? Что они делают в центре Кишинева? По какому праву занимают там здания, собирают налоги, издают законы, по которым обязывают жить нас?

В связи с крайним недоумением, возникшим у меня по этому поводу, я прошу рассматривать эту часть моей статьи как официальный запрос на имя трех должностных лиц, живущих на деньги молдавских налогоплательщиков, а именно: президента Молдовы Игоря Додона, председателя Парламента Зинаиды Гречаной и премьер-министра Иона Кику. Вопрос ко всем троим у меня один: почему непризнанное Приднестровье пользуется всеми возможностями, предоставляемыми его формальным нахождением в составе признанного государства Республика Молдова, но при этом не признает законы Молдовы, творит на подконтрольной себе территории всяческие беззакония - а Молдова в ответ на это не ограничивает доступ властей ПМР к возможностям, которые те получают под крышей признаваемой в мире молдавской государственности?

Отдельный вопрос и к Генеральному прокурору Молдовы Александру Стояногло: не усматривает ли он в этой ситуации очевидных признаков государственной измены? Повторяю, я исхожу из того, что Молдова - все-таки государство, хотя, должен признать, что уже давно испытываю по этому поводу большие сомнения.  Ну, а если Молдова все-таки не государство, то налицо многолетняя афера невероятных масштабов.

А ещё Фленкя аккуратно перевел стрелки на миссию ОБСЕ, роль которой, по его словам, "в таких случаях имеет решающее значение". 

"При выполнении своего мандата миссия имеет инструменты, позволяющие ей посетить заключенных в регионе и облегчить доступ к ним врачам и юристам", - пишет он. Пишет, естественно, в расчете на людей, никогда не сталкивавшихся с работниками миссии ОБСЕ в Молдове -  равнодушными дармоедами на высоких зарплатах, которые в таких случаях не делают вообще ничего, разве что казенно выражают "глубокую озабоченность". А власти ПМР, уверенные, что им ничего за это не будет, вытирают о миссию ОБСЕ ноги так же  привычно как и о государственные органы Республики Молдова.  Впрочем, работников миссии это не огорчает - это часть игры, которую ОБСЕ ведет в Молдове уже не первый десяток лет, имитируя бурную деятельность по приведению режима в Тирасполе в мало-мальски приемлемый и цивилизованный вид, без каких-либо реальных результатов, но регулярно отчитываясь о достигнутых ею фантастических успехах.

О ситуации с Ржавитиным высказалась и группа оппозиционных депутатов фракции партии "Платформа Достоинства и правда", которые заявили о "нарушении прав граждан Республики Молдавия в Приднестровском регионе" и предъявили претензии молдавским властям за то, что они до сих пор не выступили ни с какой официальной реакцией о принятии каких-либо мер.  Что ж, в принципе все верно - но только, как говорил  В.И.Чапаев в известном анекдоте, "есть один нюанс".  ППДП еще совсем недавно была частью правящего блока. Отчего выступавшие не привели положительных примеров решительных и эффективных действий по отношению к нарушениям прав граждан Молдовы в Приднестровском регионе имевшим место в этот период? Разве случай Ржавитина - единственное нарушение этих прав? И разве у ППДП, входившей в состав блока ACUM и контролировавшей посты премьера и главы МВД было мало возможностей проявить себя? 

Излишне говорить, что все международные организации, задействованные в процессе урегулирования, начиная с миссии ОБСЕ, глухо отмолчались. Не отреагировали и посольства стран, значительное число граждан которых проживает на территории Приднестровья - речь идет, в первую очередь, об Украине и России.  А, между тем, было бы совсем не лишним узнать их позицию в этой истории, хотя Ржавитин и гражданин только Молдовы. Во-первых, он этнический русский - а Россия так обеспокоена судьбой "носителей русского языка" за ее пределами, что даже кушать не может, пока не спасет пару-тройку тысяч из них... Хотя, да, - Россия бывает обеспокоена их судьбой только тогда, когда ей надо ввести танки в сопредельное государство, а российские танки в ПМР уже есть, так что это отпало.  Но, зато, во-вторых, дело Ржавитина выросло из принудительного призыва приднестровской молодежи в "армию ПМР". И в историю, подобную той, в которую попал Ржавитин, может легко попасть и гражданин Молдовы, и гражданин России, и гражданин Украины, живущий в Приднестровье. Так вот, позиция Молдовы нам уже хорошо известна - это абсолютная импотенция на государственном уровне. Позицию России, конечно, тоже, конечно, интересно было бы услышать, но с путинским режимом, который, к слову, глава МИД Молдовы Аурелий Чокой в недавнем телеинтервью назвал партнером Молдовы, и так все понятно. Ясно, что россияне, если им не удастся отмолчаться, будут лгать и изворачиваться.  А вот позицию Украины относительно принудительного призыва её граждан в какие-то мутные вооруженные формирования непризнанного государства было бы интересно услышать. Тем более, что приднестровские функционеры регулярно ездят и в Украину - ну, правда, прикрываясь молдавскими, российскими и украинскими паспортами, и ведут с Украиной бизнес - хотя и из-под молдавской крыши. Но вычислить их - дело техники, и возможностей воздействовать на ПМР в ответ на незаконный призыв в ее "армию" украинской молодежи у Киева более чем достаточно.  В том, разумеется, случае, если там сочтут такое положение дел ненормальным.

Отмолчались на официальном уровне и представители Тирасполя (если они - сторона переговоров, то, вероятно, можно говорить и о наличии у них "официального уровня", хотя сама эта мысль до омерзения противна). Зато они вбросили в СМИ свою версию событий. Даже две.

Во-первых, "министр МВД ПМР" Руслан Мова сообщил по телефону изданию DESCHIDE.MD, то, что Ржавитин действительно был задержан приднестровскими "правоохранителями", что он действительно находится тираспольском ИВС, и что на него открыто целых три уголовных дела - естественно, в судах ПМР. При этом, Мова заявил, что Ржавитин, бежавший в Молдову от издевательств старослужащих, якобы сам издевался над сослуживцами - ну что ж, лучший способ обороны, как известно, нападение.  Правда, здесь Мову поджидают грабли с длинной ручкой: Ржавитин, прибыв в Молдову, прошел медицинское освидетельствование. Шрамы от пыток - а его именно пытали во время "службы" в армии ПМР, оставались у него и через 2 года после этих событий.

Интервью Мовы вызвало у меня и ряд других вопросов, которые я задал специалистам-правоведам из Promo-LEX. Первое, что меня заинтересовало - то, насколько это интервью вообще можно считать официальным ответом Тирасполя. Подтвердив верность самой информации - мол, DESCHIDE.MD надежный источник, а факт нахождения Ржавитина в ИВС Тирасполя подтвержден и другими источниками, мой собеседник сообщил, что ответ на официальные запросы в Тирасполь пока не получен. Иными словами, интервью Мовы - никакая не официальная реакция. Тирасполь в любой момент может сказать, что министр нес чушь, будучи пьян как свинья в связи с новогодними праздниками, и, вообще, спьяну влез в чужую епархию, поскольку уголовное производство не его дело в принципе. Этим занимается Следственный комитет, а дело Мовы - хватать, тащить и не пущать. Правда, в Promo-LEX полагают что это уже "не важно в принципе, важно, чтобы один из официальных субъектов рассказал нам, каково реальное положение Александра". Признаюсь, подобное невнимание к формально-юридической стороне дела меня неприятно удивило.

Второй вопрос, который я задал Promo-LEX: можно ли считать захват Ржавитина арестом - даже по тираспольским "законам"?  Ведь, хотя это "государство" непризнанно, внутри него провозглашены какие-то законы.  Именно на этом основании Тирасполь и утверждает, что ПМР пусть и непризнанное, но все-таки государство, а не просто территория, контролируемая вооруженной бандой, захватившей ее при поддержке армии Российской Федерации, партнера Республики Молдова. Так вот, я хотел узнать, как соотносится с тираспольскими "законами" тайное похищение Ржавитина из его дома; почти месяц отсутствия информации о его судьбе у родных; почти месяц содержания в условиях ИВС, значительно более тяжелых по сравнению с СИЗО; отсутствие судебного решения о его аресте; отсутствие адвоката, пусть даже приднестровского, пусть назначенного властями, но хоть какого-то адвоката, с именем и фамилией, с которым можно связаться; наконец, отсутствие информации о том, по каким именно статьям возбуждены против Ржавитина уголовные дела. Кстати, отсутствие всего перечисленного признал в своем интервью и Мова, отделавшись неопределенным "все у него будет".

Ответ Promo-LEX  я приведу дословно: У нас нет официального ответа, чтобы понять правовой статус Александра. Мы не знаем, арестован ли он или осужден. Родственники не получили никакого официального документа о лишении Александра свободы. Это означает, что даже минимальные гарантии не были соблюдены.

Еще более решительные оценки высказал адвокат Promo-LEX Александру Постикэ в реплике на интервью Мовы, также размещенной на DESCHIDE.MD. Подчеркнув, что сам Мова возглавляет незаконную структуру, что все суды, действующие на левом берегу Днестра под эгидой так называемой судебной системы ПМР также незаконны, и что Ржавитина нельзя обвинять в дезертирстве, поскольку он бежал из незаконного вооруженного формирования, куда был призван силой, Постика предположил, что в отношении Ржавитина тираспольским режимом могут быть возбуждены и другие "уголовные дела" -  уже в качестве мести за то, что он осмелился говорить о бесчеловечных условиях, в которых содержатся призывники в "армии ПМР". Кстати, в недавнем интервью "Свободной Европе", Постика, коснувшись,  в том числе, и дела Ржавитина, прямо обвинил Молдову в бездействии и непринятии надлежащих мер в отношении сепаратистской администрации.

Весьма интересные откровения в связи с делом Ржавитина разместил у себя и сайт "Независимое Приднестровье", формально - независимое издание, и даже, кажется, получившее через миссию ОБСЕ какой-то еврогрант, а в действительности - дежурная моська МВД ПМР. В статье "Спасти дезертира Ржавитина" НП признал,  что в числе обвинений, выдвинутых против него, наличествует и статья о разглашении государственной тайны, поскольку Ржавитин назвал реальную численность контингента миротворческих сил РФ (я извиняюсь, а тайну какого государства, или даже нескольких, он при это разгласил, нельзя ли огласить весь список?), а также снисходительно поблагодарил "официальную Молдову", которая "благоразумно комментариев не дает". НП также приводит обширные цитаты из соцсетей, где сетевая агентура МГБ ПМР предпринимает сейчас усилия по очернению Ржавитина и обелению тираспольского режима.

Само МГБ ПМР предпочитает пока отмалчиваться, и в эту историю не влезать. Но на его "официальном сайте" еще летом прошлого года появилась весьма примечательная статья о том, как МГБ задержало приднестровского военнослужащего, завербованного через соцсеть "сотрудниками разведки иностранного государства", и сняло об этом документальный фильм, при поддержке "Первого Приднестровского" телеканала - являющегося, как мы знаем, не только филиалом МГБ ПМР, но и кузницей кадров для ближнего окружения президента Игоря Додона.  Фильм доступен тут, рекомендую.

И, наконец, из последних сведений о Ржавитине. По данным исполнительного директора Promo-LEX Иона Маноле, которого цитируют TVR Moldova и Point, они противоречивы: "По словам родственников, в феврале он может предстать перед судом, говорят, что уже проходили судебные слушания, а, согласно другим источникам, он находится в воинской части, чтобы продолжить военную службу".

Вот собственно, все новости. Сложим вместе элементы мозаики и разберемся, что в действительности происходит.

В целом, версия событий, изложенная мной в моей первой статье, полностью подтвердилась. Напомню, что по моим данным дело Ржавитина понадобилось Тирасполю как отправная точка для организации шумного политического процесса о попытке организации вооруженного переворота с целью смены власти в ПМР. В ходе этого процесса должна была произойти политическая кремация всей разношерстной, неэффективной, но все-таки очень тревожащей тираспольские власти приднестровской оппозиции, получены признания и раскаяния всех подсудимых и вынесены приговоры на страх остальным жителям ПМР. Схема предполагаемой раскрутки была такой: вот дезертир Ржавитин, виновный к тому же в госизмене и разглашении гостайны, мы стали расследовать его дело и вышли на обширный заговор, в который он был вовлечен в качестве третьестепенной фигуры. Именно по этой причине Ржавитина так старались привязать к Олегу Хоржану. В приднестровских СМИ, в частности в НП, была поднята форменная истерика: почему это вдруг Молдова вступилась за Ржавитина и не вступилась за Хоржана? Сами понимаете, что такие вбросы просто так не происходят.

В МГБ неплохо подготовились и подстраховались от шумных скандалов на старте: Хоржан сидит уже давно, и все к этому привыкли, а Ржавитин - простой рабочий парень, до которого, как предполагалось, никому не будет дела. Все поначалу пошло замечательно. В частности, информацию Promo-LEX заметила и перепечатала лишь пара-тройка СМИ, причем только на румынском. Перевести на русский ее, кроме меня, не удосужился никто, поскольку кишиневская шайка-лейка профессиональных русских вообще не интересуется ничем, кроме распилов подачек от "Россотрудничества". 

Но в этот прекрасный, налаженный процесс влез я, со своими источниками в ПМР, и засветил все планы.

Это ввергло моих тираспольских визави в настоящий нокдаун. Раскрутка шумного политического процесса после моего анонса выглядела бы уж очень неубедительно. И они заметались, оказавшись не готовыми к такому повороту, и не умея быстро реагировать - там длинная цепочка согласований, а всякая инициатива пресекается на корню. Отсюда и явно неподготовленное интервью Мовы, и общая растерянность приднестровцев. Словом, мое раскрытие планов застало МГБ ПМР, что называется, со спущенными штанами - там просто не рассчитывали, что у меня есть такие источники информации.

Что происходит сейчас? Есть хорошая новость, хотя и только одна: Александра Ржавитина перестали пытать. Во всяком случае - пока перестали.

В ближайший месяц, а, возможно, и дольше к нему не допустят никого - ни юристов, ни врачей, ни родителей, ни даже представителей ОБСЕ - если, конечно, предположить, что такого представителя удалось бы заарканить и подтянуть, несмотря на отчаянное сопротивление, к месту, где содержат Ржавитина. Приднестровские костоломы будут ждать, пока Ржавитине заживут видимые следы побоев, а искалечили они его, выбивая признания, довольно сильно. Так что месяц - это минимальный срок.

Сейчас, пытаясь перекрыть поток уходящей ко мне информации, Ржавитина перевели на гауптвахту парканского инженерно-саперного батальона - типа, отправили дослуживать, продолжая следственные действия. Заметая следы полностью сменили и состав работающей с ним заплечно-следственной бригады. Должен огорчить приднестровских мазуриков, в чем я не сомневаюсь, изучат мою статью досконально: им это не поможет. Информация о происходящем как шла ко мне, так и будет идти впредь.

Что касается задуманного политического процесса, то в Тирасполе решили взять паузу и выждать. Если шум утихнет - вернуться к этой идее пару месяцев спустя. Если нет - осудить Ржавитина по другим статьям и тихо убить в тюрьме. В крайнем случае, если все пойдет совсем уж криво - проявить "гуманность", осудить за дезертирство, тут же амнистировать и "отправить дослуживать" - то есть, сидеть безвылазно на гауптвахте, что еще хуже, чем в тюрьме, а когда всё уляжется, тихо его убить, инсценировав несчастный случай или самоубийство.  Планов отпускать Ржавитина живым у Тирасполя нет - такой вариант даже не рассматривается.  

Конечно, если бы Молдова надавила на ПМР по-настоящему, Ржавитина, живого и относительно, после пыток, - здорового отпустили бы за сутки-двое максимум. Но Молдова этого делать не станет. По очень простой причине: Молдова и ПМР никакие не враждующие стороны, а две части единого бизнес проекта. ПМР - задний двор Молдовы для проворачивания на нем разного рода незаконных дел, и любой кишиневской власти, -  этот задний двор очень нужен. Как следствие, никакая кишиневская власть никогда на ПМР по-настоящему не давила. Все трения, которые мы наблюдаем между Кишиневом и Тирасполем - отчасти пацанские разборки по поводу дележа доходов, отчасти эстрадный номер "Борьба нанайских мальчиков".  По этой же причине и моя статья, как и первая, будет демонстративно не замечена всеми молдавскими политиками, как привластными, так и временно-оппозиционными.

Сергей Ильченко, бывший приднестровский политзаключенный.

P.S. Аналогичный номер тираспольские власти пытались провернуть и после моего ареста: раскрутить, отталкиваясь от меня, шумный процесс о заговоре с целью смены власти в ПМР, во главе которого планировалось назначить Олега Хвощевского. К нему меня тоже пытались привязать, как сейчас привязывают Ржавитина к Хоржану, хотя на момент ареста я вообще не был с ним знаком - впервые мы увиделись уже позднее.

Тогда все сорвалось из-за его небрежной подготовки, а также из-за скандала, поднятого вокруг моего ареста - я все же журналист, а арест журналиста вызывает резонанс. Пользуясь случаем, хочу еще раз поблагодарить всех, кто тогда вступился за меня - их было много, я получил поддержку на международном уровне - и людоеды отступили. Правда, им удалось выторговать мое "признание", поставив это условием моего освобождения и ясно дав понять, что не подписав "признания" я живым из тюрьмы не выйду. 

Сегодня, спустя почти шесть лет, необходимость в консолидирующем политическом процессе стала намного ощутимей - в связи с массовым бегством жителей из ПМР, крайней усталостью еще остающихся там от жизни в "осажденной крепости" и непопулярностью нынешних властей.  В Тирасполе, немного выждав, обязательно попробуют протолкнуть эту идею. Это значит, что помимо Ржавитина не исключены и аресты других лиц, их которых тоже будут выбивать признания об их участии в этом заговоре, крайне нужном приднестровским властям.

Обсудить