Игорь Смирнов и столкновение на Днестре. Предыстория Бендерской трагедии

28 марта президент М.Снегур ввёл по всей Молдове чрезвычайное положение, которое предусматривало разоружение приднестровских сил и арест лидеров Приднестровья во главе со Смирновым.


Весной 1992 года обстановка вокруг Дубоссар и Бендер продолжала накаляться .15 марта руководство Молдовы потребовало разоружения приднестровских вооружённых формирований. В ответ Смирнов ввёл в регионе чрезвычайное положение и продолжились вооружённые столкновения.

28 марта президент М.Снегур ввёл по всей Молдове чрезвычайное положение, которое предусматривало разоружение приднестровских сил и арест лидеров Приднестровья во главе со Смирновым. Оно было заведомо невыполнимо и только подлило масла в огонь. Смирнов в ответ объявили    по всему региону комендантский час.19 мая приднестровцы захватили в районе Дубоссар у 14-ой российской армии несколько танков Т-62 и зенитный установок "Шилка."и вывели их на боевые позиции.

Снегур, узнав об этом ,25 мая выступил в парламенте и заявил, что Молдова находится в состоянии войны с Россией. Официально 14-ая армия под командованием генерала Ю.Неткачева соблюдала нейтралитет и не вмешивалась в вооружённый конфликт. Но военнослужащие российской армии, симпатизировавшие приднестровской стороне , скрытно и очевидно при молчаливом согласии командования передавали приднестровским формированиям оружие и боеприпасы. Много оружия было захвачено гвардейцами и казаками на складах российской армии в Парканах и Тирасполе. Руководила этими захватами председатель женского забасткома Андреева.

Парканский сапёрный батальон  перешёл добровольно в подчинение тираспольских властей. Потом генерал Лебедь и полковник Бергман  рассказывали, что много оружия при разграблении воинских складов попало в руки криминальных элементов и оно  всплывало при совершении уголовных преступлений на территории России и Украины. Они обвиняли Андрееву и её сообщников в тайной продаже похищенного российского оружия.

1 апреля небольшая моторизованная группа молдавской полиции попыталась войти в Бендеры. В результате боестолкновения  с бендерскими гвардейцами обе стороны понесли потери убитыми и раненными. Под перекрёстный огонь случайно попал автобус с работницами хлопкопрядильной фабрики. Одна женщина в автобусе погибла, несколько других было ранено. Естесственно тираспольская и российская пропаганда тут же обвинила молдавскую полицию в якобы  преднамеренном обстреле мирных пассажиров автобуса, в убийстве и ранении мирных женщин.

30 апреля 1992 года  был обстрелян служебный автомобиль, в котором находился депутат Верховного Совета непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, председатель исполнительного комитета (исполкома) Слободзейского районного совета народных депутатов, командующий Южным фронтом обороны Приднестровья Николай Остапенко. От полученных ран Остапенко скончался, водитель получил тяжёлые увечья.8 мая был убит и  сожжён в собственной автомашине начальник штаба ополчения Слободзейского района Александр Гусар.

2—4 июня 1992 года были  задержаны И.Илашку и несколько человек из его группы "Бужор": Андрей Иванцок (Andrei Ivanțoc), Тудор Петров-Попа (Tudor Petrov-Popa), Александру Лешко (Alexandru Leșco), Валериу Гарбуз (Valeriu Garbuz) и Петру Годияк (Petru Godiac). При задержании и обысках были изъяты оружие и боеприпасы.

Показания против членов группы дал свидетель Чернов, заявивший, что его автомашина была под угрозой использована для обманного захвата Гусара.

Один из членов группы, Валерий Гарбуз, признал себя виновным и дал показания, подтверждающие версию органов уголовного преследования непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Илашку виновным себя не признал, заявив, что действовал в условиях войны, как руководитель разведывательно-диверсионной группы Молдовы. Поэтому считает себя военнопленным. У меня есть сведения о том, что в арестах членов группы "Бужор" совместно с сотрудниками тираспольского "Министерства госбезопасности"(МГБ) во главе с В.Антюфеевым(Шевцовым) принимали участие и сотрудники российских спецслужб, а Илашку первое  время содержался в камере комендатуры 14-ой российской армии, где комендантом армии и  всей "ПМР"  являлся полковник Михаил Бергман .Тогда же был арестован по сфабрикованному обвинению преподаватель пединститута Штефан Урыту. Его обвиняли в том, что он якобы изготавливал для группы Илашку бомбы. Хотя на самом деле Ш.Урыту к тому времени вышел из состава тираспольского отделения НФМ и прекратил свои связи с его руководителем Илашку. Позже приднестровские власти  отпустили Урыту и он уехал в Кишинёв, где стал преподавать в Тираспольском Педагогическом университете в изгнании. Определенную  роль в его освобождении сыграл Виталий Андриевский, который в то время был сопредседателем общественной организации «Мемориал» ( Молдова). Я также по своим каналам боролся за освобождение Урыту.

18 июня парламент РМ принял постановление о мирном урегулировании конфликта и создании специальной смешанной комиссии, куда входили депутаты с обоих берегов Днестра. Часть  депутатов из этой комиссии в тот же день приехали в Бендеры, чтобы на месте разобраться в ситуации. Но видно кому-то прекращение вооружённого конфликта и установление перемирия  не понравилось. Ведь полного контроля над городом тираспольским властям установить не удалось. Под контролем молдавских сил оставалось здание комиссариата полиции и паспортного стола ,микрорайон Северный и село Варница. Чтобы разобраться в том, что происходит и что  произошло 19 июня вечером, я не раз ездил в Бендеры как до начала кровопролития, так во время него, так и после окончания конфликта и установления перемирия.

Французское, английское  и российское независимые  информагентства, которым я передавал по телефону сведения  о происходящем, требовали только проверенную из разных источников, объективную и оперативную информацию либо, как очевидцем событий, увиденное и услышанное своими   собственными глазами и ушами. Делать такое, особенно в период боевых действий, было весьма и весьма непросто. На СМИ и пресс-центры как приднестровского, так и молдавского руководства полагаться было почти невозможно, поскольку шла информационная война,

Мне даже было нельзя в своих сообщениях применять термины, которые подвергали бы сомнению мою нейтральность(мятежники, боевики,  террористы, наёмники, бандиты и т.д.) Нужно было применять только нейтральные термины (повстанцы, проправительственные или антиправительственные силы, нерегулярные вооружённые формирования, комбатанты, ополченцы и т.д.)  В отличие от многих приднестровских, молдавских и российских  журналистов я беседовал с представителями всех основных участников  боевых действий с обеих сторон:

 С приднестровскими гвардейцами, милиционерами, казаками, ополченцами ТСО, российскими и украинскими добровольцами и т.д .,а также с молдавскими военными, полицейскими, ОПОН-овцами и волонтёрами. Я  брал интервью и беседовал  с командующим приднестровской республиканской гвардии Штефаном Кицаком,его заместителем Владимиром  Атаманюком, с председателем  комитета по обороне и безопасности ВС Приднестровья Владимиром Рыляковым, с "министром  обороны ПМР" Станиславом Хажеевым, с атаманами Черноморского казачьего войска и т.д. Также мне удалось побеседовать в Тирасполе с известным участником бендерских событий майором тираспольской гвардии Игорем  Ермаковым. Я правда опасался общаться с командиром второго бендерского  батальона гвардии  кровавым комбатом Юрием Костенко. "Министр госбезопасности" В.Антюфеев(Шевцов) отказывался со мной общаться, угрожал мне  и препятствовал моей журналистской деятельности ,поскольку лживо приписывал мне, как и полковнику М.Бергману, работу на иностранные спецслужбы(ЦРУ,Моссад,МНБ Молдовы, спецслужбу Румынии и т.д.). Но мне удавалось иногда побеседовать  с замом Антюфеева, полковником МГБ Олегом Гудымо (Он был также представителем "ПМР" в ОКК) .

С молдавской стороны я общался с замминистра МВД Виктором Катанэ, с комиссаром Бендерской полиции Гусляковым и его заместителями, с членам комиссии с молдавской стороны в Объединённой контрольной комиссии(ОКК) и другими представителями силовых органов РМ. Удалось мне также встретиться и побеседовать с представителями  московского "Мемориала, приехавшими в Молдову для сбора информации и анализа трагических событий, произошедших в Бендерах в июне 1992 года. Написанный ими отчёт по моему мнению, является довольно объективным и беспристрастным.
http://old.memo.ru/hr/hotpoints/moldavia/benderyr.htm 

Кроме того я 3 года с 1992 по 1995 год постоянно встречался с комендантом Приднестровья и 14-ой российской армии полковником М.Бергманом и его подчинёнными. Много раз я участвовал в пресс-конференциях генерала Александра Лебедя в штабе армии в Тирасполе . Несколько раз я брал у него интервью.

Продолжение следует

Читайте:

Игорь Смирнов. Директор. Начало политической карьеры

Игорь Смирнов. Заносчивый и надменный человек

Игорь Смирнов. Полный захват власти. Судьба университета. Оппозиция

Игорь Смирнов. Путч. Арест Смирнова. Рельсовая война. Сепаратисты захватывают власть

Игорь Смирнов. Враг свободной прессы

 

 

Обсудить